Страницаселений

1350 год Брянский район, история селений

Территория современного Брянского района, особенно правобережья Десны, была издавна
освоена человеком.
До прихода славян здесь расселялись балтские племена, близкие по языку современным
латышам и литовцам. Об одном из них («голядь») свидетельствовало название села Голяжье,
переименованного в 1964 году в Отрадное.
В конце 1350-х годов земли Брянщины вошли в состав Великого Литовского княжества.
Именно в документах этого государства, относящихся ко второй половине XV века, и
упоминаются впервые брянские села Бакшеево, Новоселки, Теменичи, Чернетово (последнее, судя
по тексту документа, существовало еще в 1430-х годах).
В ходе русско-литовской войны 1500 — 1503 гг. Брянщина вошла в состав Московского
государства, что было закреплено договором 1503 года. В нем перечислены центры брянских
волостей в том числе село Батагово.
Первая дошедшая до нас перепись селений Брянского уезда относится к 1595 году, но она
охватывает лишь те из них, которые принадлежали расположенному возле Брянска Свинскому
монастырю (не очень благозвучное и двусмысленное для монахов название было изменено в
середине XVIII века на Свенский). В их числе были села Супонево, Елисеевичи, деревни Киганово
(позже — Тиганово ), Коростовка (сейчас — Октябрьское), Меркурово (позже — Меркульево),
Тимоновка.
Довольно много селений упоминается в документах «смутного времени» начала XVII века,
но все они, без сомнения, существовали еще в XVI веке. Это села Барышье, Бежичи, Голяжье,
Госома, Грицево (Толмачево), Кабаличи, Нежковичи (Бетово), Олыпаница (в настоящее время
слилось с д. Титовка), Опыхань, Тешеничи, Трубчаны (позже Трубчино), Хотылево, село Болдыж,
сельцо Городец, сельцо Дарковичи, деревни Глинищево, Молотино, Торлопово (с середины XIX
века — Балахоновка), Хоробровичи.
Первый полный перечень селений Брянского уезда относится к 1678 году. Помимо
перечисленных, здесь упомянуты: сельцо Соколово, сельцо Суздальцево (сейчас — д. Сельцо),
деревни Антоновка, Бобылево, Верхнее и Нижнее Бородавицыно (с конца XIX века —
Бордовичи), Демьяновна (позже — Демьяничи), Добрунь, Домашово, Дорожёво, Карачиж,
Журиничи, Карпиловка (слилась с Глинищевом), Колтово, Крылово и Слободка (слились с с.
Толмачево), Лопандино, Мысличи (сейчас — Ст. Умысличи), Севрюкова, Стаева, Смольяны,
Староселье, Титовка, Чайковичи, Чемодурово, Шапкино.
Отсутствует в перечне, так как возникло немного позже, село Пальцо. Таким образом,
большинство сел и деревень современного Брянского района существует уже свыше трехсот лет.
Многие селения до 1764 года были владениями духовенства. Кроме уже упоминавшихся 6
вотчин Свенского монастыря, это были Антоновка, Батагово, Городище, Карачиж, Крылово,
Староселье, Трубчаны, а также с. Полбино (Полпино), возникшее в первой четверти XVIII века.
Позже все они стали государственными, лишь село Батагово перешло в частное владение.
Большинство селений до 1861 г. принадлежало помещикам, в числе которых были
Алымовы, Бакшеевы, Бахтины, Безобразовы, Бородавицыны, Зиновьевы, Игнатьевы, Исуповы,
Козелкины, Коломнины, Львовы, Мачехины, Небольсины, Потресовы, Похвисневы, Тютчевы,
Щербовы и некоторые другие, получившие свои поместья в XVI — XVII вв. за воинскую службу,
которую обязаны были нести почти постоянно из-за частых военных конфликтов, особенно с
Польско-Литовским государством и Крымским ханством.
Большинство поместий до середины XVIII века были малыми и средними с небольшим
числом крепостных. Нередко в одном селении было по нескольку владельцев.
Постепенно среди помещиков начали выделяться крупные землевладельцы. Например, П.П.
Небольсину накануне отмены в 1861 году крепостного права принадлежало 7600 десятин земли
вокруг села Новоселки и окрестных деревень.
Наиболее крупными по числу жителей в это время были: Супонево (1678), Коростовка (938),
Полпино (902), Меркульево (748), Радица (699), Тимоновка (680), Госома (671), Городище (586),
Барышье (538), Бородавицыно (519), Дорожёво (515), Голяжье (513), Тиганово (484), Антоновка
(481), Журиничи (480), Бежичи (477), Дарковичи (471), Добрунь и Чернетово (по 465), Трубчино
(464), Елисеевичи (461), Новоселки (456).
БАРЫШЬЕ. Первое упоминание об этом старинном селе относится к 1610 году, когда оно
было пожаловано вдове рославльского помещика П. Баборыкина Пелагее и ее дочерям.
Впоследствии перешло в руки известной на Брянщине дворянской фамилии Бахтиных.
Своего наибольшего развития село достигло, когда принадлежало Михаилу Петровичу
Бахтину (1763 — 1838 гг.). В молодости он служил в лейб-гвардейском конном полку.
Вернувшись в село Барышье, М.П. Бахтин остался холостяком, много читал, собрав богатую
библиотеку. С крестьянами своими ладил, не раз оказывал помощь нуждающимся. В
воспоминаниях сохранился отзыв о помещике одного из его дворовых: «Мы сыты и довольны как
нельзя более и огорчать барина ни за что никто не захочет».
Являясь наследником большого состояния, М.П. Бахтин построил в селе Барышье новый
господский дом, где были огромный зал с антресолями для музыкантов, столовая, несколько
гостиных — всего в доме и соседнем флигеле насчитывалось до 60 комнат. В имении были
оркестр из 40 музыкантов, большая псарня, особый птичник для фазанов, вольеры с множеством
певчих птиц и попугаев, сад с двумя тысячами фруктовых деревьев всевозможных пород,
огромная («длиною с полверсты») оранжерея, в которой даже зимой плодоносили груши и сливы
южных сортов, виноград, персики, апельсины.
В 1835 г. М.П. Бахтин передал все свое состояние (540 душ крепостных и денежный капитал
на сумму 1,6 млн. рублей) на основание и последующее содержание в губернском городе Орле
кадетского корпуса для подготовки офицерских кадров русской армии. Указом царя Николая I
Орловскому кадетскому корпусу было присвоено имя М.П. Бахтина, а сам он получил звание
генерал-майора. Через два с небольшим года он скончался и был похоронен возле построенной им
в селе Барышье каменной церкви, объявленной в наше время архитектурным памятником.
Некоторое время Барышье еще оставалось центром волости, но затем развитие села повторило
судьбу многих постепенно разорявшихся и приходивших в запустение «дворянских гнезд».
Нередко искажалось («Борис-село», «Борш-село») и старинное его название.
КОРОСТОВКА, МЕРКУЛЬЕВО, СУПОНЕВО. Все эти селения, принадлежавшие до 1764
года Свенскому монастырю, еще в XVI — XVII вв. были довольно крупными. Если в среднем в
селах того времени насчитывалось по 9 — 10 дворов, то в Коростовке по переписи 1595 г. был 61
крестьянский двор, 10 дворов непашенных и 6 дворов монастырских служителей, в Меркульеве —
соответственно 49, 8 и 2 двора, в Супоневе — 23, 21 и 5 дворов. Кроме того, в Супоневе было 5
дворов церковнослужителей (в селе было 2 церкви), а также 4 кельи, где жили нищие. Хозяева
непашенных дворов в основном либо занимались ремеслом, либо работали по найму. Особенно
много таких дворов было в селе Супонево, где среди жителей было 3 плотника, по 2 кузнеца,
сапожника и пастуха, портной, красильщик, каменщик, гончар, повар, мельник, рыболов, прудник.
Такая тенденция, учитывая близость Супонева к монастырю и городу Брянску, сохранилась
и позже. В 1745 году, например, из 80 крестьянских дворов 43 были безлошадными или
однолошадными, но это говорит не столько о бедности крестьян, сколько о потере ими связи с
земледельческим трудом.
В 1756 — 1759 гг. крестьяне Свенского монастыря неоднократно подавали, челобитные с
просьбами облегчить монастырские работы и сократить взыскиваемые платежи, а кое-где их
недовольство проявлялось в более активной форме. В 1758 году от крестьян села Супонево была
взята подписка о прекращении «озорничания», но некоторые по-прежнему отказывались работать
на монастырь, вносить платежи, избивали старост, о чем сообщал в начале 1762 года староста
С.Дементьев.
В сентябре 1762 г. отказались идти на работу и выгнали монастырского служителя крестьяне
д. Меркульево, а в июне 1763 г. монастырский служитель В. Поярков, ударивший плетью одного
из руководителей меркульевцев в борьбе с монастырем Ивана Раевского, был избит
подбежавшими крестьянами до полусмерти.
Отказался подчиняться монастырским властям в сентябре 1762 г. и коростовский староста Г.
Трутнев, заявивший: «В мене... таких людей нет, чтоб на работу... чернецам посылать; я со всеми
того села крестьяны монастыря не слушал и слушать не буду». Неповиновение крестьян с.
Коростовки, не раз выгонявших из села монастырских служителей, продолжалось еще несколько
месяцев.
Волнения прекратились лишь после появления в феврале 1764 г. манифеста Екатерины II о
секуляризации монастырских владений, то есть о передаче их земель и крестьян в
государственную собственность.
В последующем Коростовка, Меркульево и особенно Супонево продолжали расти. Супонево
в XIX — начале XX в. было вторым, после с. Дятьково, среди крупнейших селений Брянского
уезда. В начале XX в. здесь насчитывалось более 2,5 тысячи жителей, имелись волостное
правление, школа, несколько торговых лавок, периодически проводились торжки, а в августе
ежегодно возле села примерно в течение недели шумела знаменитая С венская ярмарка, хотя ее
значение к этому времени заметно снизилось.
Из архитектурных памятников с. Супонево, помимо ансамбля расположенного поблизости
Свенского монастыря, следует назвать Георгиевскую церковь, построенную в 1831 г., а открытая
на берегу Десны Супоневская палеолитическая стоянка является важным археологическим
памятником.
МАЛОЕ ПОЛПИНО. В конце XVIII в. несколько выходцев из с. Полпино основали недалеко
от монастыря Белобережская пустынь новую деревушку, которую назвали Малая Полпинка. В
деревне несколько раз менялись владельцы, пока в 1842 г. ее не купил помещик Жаковский.
При первых владельцах «крестьяне состояли на оброке, жили довольно зажиточно,
хлебопашеством занимались мало, и главный промысел их заключался в рубке и продаже
окружающих лесов, в собирании бересты, добывании дегтя и смолы, которые они сбывали
торговцам, привозившим к ним в деревню хлеб». Жаковский же перевел всех на барщину, отобрал
сенокосные луга и запретил заниматься лесными промыслами и торговлей.
Возмущения такими нововведениями помещик пытался подавить с помощью избиения
крестьян и других репрессивных мер, но они привели только к полному неповиновению крестьян
Жаковскому, которое продолжалось почти 20 лет.
Рассмотрением положения в Малой Полпинке занимались разные уездные и губернские
ведомства, а затем и Сенат, куда передал прошение крестьянин об их переводе в число
государственных ходатай малополпинцев Федор Герасимов. Жителей Малой Полпинки
неоднократно приезжали увещевать чиновники всяких рангов, сюда несколько раз посылались с
карательными целями воинские команды, но добиться повиновения помещику так и не удалось.
Крестьяне предпочитали бежать в окрестные леса, переносить телесные наказания («в колодки и
железа» заковывали даже беременных женщин), годами сидеть в тюрьме, но отказывались дать
подписку о подчинении владельцу. О масштабах репрессий говорят такие цифры: из 194 жителей
деревни 40 (т.е. в среднем по 2 человека из каждого двора) находились в тюрьме свыше 5 лет.
Новое рассмотрение дела в 1857 — 1859 гг. подтвердило факты произвола и жестокости
помещика, так что даже орловский губернатор В.И. Сафонович вынужден был признать, что «сам
Жаковский причиною тех беспорядков». Тем не менее, в 1860 г. согласно судебному решению 37
наиболее активных участников неповиновения (среди них— 10 женщин) были приговорены к
наказанию розгами от 40 до 80 ударов.
Завершился конфликт лишь после отмены крепостного права в 1861 г.
ХОТЫЛЕВО. Название с. Хотылево получило широкую известность в археологической
науке после того, как здесь в 1970-е годы брянским археологом Ф.М. Заверняевым были
обнаружены и исследованы древнейшее в средней части России нижнепалеолитическое
местонахождение, возраст которого превышает 70 тысяч лет, а также верхнепалеолитическая
стоянка Хо-тылево-2 (возраст — 23 — 25 тыс. лет). Здесь собрана богатая коллекция древнейших
каменных орудий первобытного человека.
В более позднее время здесь жили древние балты, а со второй половины тысячелетия н.э. —
восточные славяне. В дальнейшем, по-видимому, жизнь в Хотылеве не прерывалась, но
достоверных данных об этом нет. Впервые село упоминается в одной из грамот 1610 г., когда оно
было пожаловано С.И. Тютчеву, как «старое отца его поместье», то есть село существовало и в
XVI в.
Хотылево и позже оставалось владением одной из ветвей дворянского рода Тютчевых,
которая дала, в частности, видного декабриста Алексея Ивановича Тютчева (1801 — 1856 гг.).

Крашенинников, Владимир Викторович.