СтраницаКУЛИКОВО

КУЛИКОВО ПОЛЕ И БРЯНСКИЙ КРАЙ

Конный русский воин XIV в.                        Знатный русский                   Русский городской

(художник О. Федоров)                                воин XIVв.                            ополченец XIVв.

(художник О. Федоров)          (художник О. Федоров)

 

Золотоордынский воин XIV в. (художник О. Федоров)

Легковооруженный татарский воин XIV в.

 

Брянцы с новым князем Дмитрием Ольгердовичем приняли самое активное участие в Ку­ликовской битве на стороне Москвы. При этом надо учесть, что родной брат Дмитрия - Ягай­ло Ольгердович вел войска в помощь Мамаю. Данный факт говорит о сохранении в это время относительной независимости Брянского княжества. Но надо сказать, что это была не первая русская победа в полевом сражении над татарами. Ранее, в 1363 г., в битве на «Синих Водах» та­кую победу над тремя ханами уже одержало русско-литовское войско во главе с одним из двух великих князей Литвы, Ольгердом (Альгирдасом), между владениями беклиребека (правителя) Мамая и Молдавией. Из Густынской летописи XVII в.: «Сие лето Олгерд победил трех царков Татарских и ордами их, си ест Котлубуха (Кутлу-бег), Котлабуха (Кутлу-бег или Хаджи-бей) и Ди-митра (Демира, (Демир, Тимура - переводится «Железный»)) и оттоли от Подолья изгна власть татарскую». Упомянем также победу Рязани над татарами в сражении под Шишеловым лесом в 1354-1355 гг. В обоих сражениях участвовали представители брянского края.

Военно-политическая ситуация в Восточной Европе в XIV в. характеризуется следующим образом. Самым сильным государством здесь до середины века оставалась Золотая Орда. Но с 1359 г. в ней начинается период усобиц, завершившихся лишь к 1380 г., после Куликовской бит­вы. Орда раскалывается на две части - западную и восточную. Законные наследники Чингиза правят в ее восточной части (Белой или Синей Орде, современный Казахстан), а на западе, в Причерноморье, Крыму и частично в Поволжье власть практи­чески принадлежит узурпатору, даже не хану, а темнику («гене­ралу» по современной терминологии) Мамаю.

Московкое княжество с 1328 по 1360 гг. было главной опо­рой Золотой Орды в зависимых от нее русских землях. Поль­зуясь формально-юридическими полномочиями («ярлыком» на великое Владимирское княжение), Москва создавала себе исключительное положение среди всех русских земель, исподволь присоединяя их формально или фактически к своим владениям. В правление малолетнего Дмитрия Ивановича, особенно в 60-е гг. XIV в., ситуация начала коренным образом меняться. Временно Москва перестала быть самым сильным союзником Орды, и та, ослабленная в свою очередь «великой замятней» (так летописцы назвали смуту в орде, когда за десять лет смени­лось несколько десятков ханов), начала искать ей замену в лице то тверских, то нижегородских князей. Дмитрий в 1375 г. военным путем (осадой Твери), вопреки прямой воле Мамая, отдав­шего ярлык тверским князьям, заставил последних признать титул великого князя Владимир­ского и Новгородского, а практически - общерусского - исключительно за московской ветвью Рюриковичей. Это привело Москву к прямой конфронтации с правителем западной части Зо­лотой Орды Мамаем (в восточной ее части в 1376 г. к власти пришел личный враг Мамая хан Тохтамыш).

Третьей главной стороной треугольника, соотношение сторон которого определяла Куликов­ская битва, была Литва. В середине XIV в., несмотря на общеевропейскую рыцарскую агрессию про­тив нее, она находилась на подъеме к своему максимальному могуществу. Литва была враждебна Золотой Орде, и вхождение в ее состав означало освобождение от татарской дани.

Сферы влияния Ольгерда Литовского и Дмитрия Московского в русских землях были раз­граничены договором 1372 г., среди подписавших который с литовской стороны был и брян­ский князь Дмитрий Ольгердович. Его вотчины - Брянск и Трубчевск, оказались в центре «тре­угольника» и географически, и политически.

События 1375 г., и фактически и юридически поставившие московских князей выше всех остальных, не могли не вызвать ответной реакции со стороны Ольгерда - его престижу просто был бы нанесен удар, если бы не помог союзной Твери. Однако в 1377 г. великий князь умер, передав этот «долг» сыну Ягайло. Последний стал ждать подходящего случая для удара по Мо­сковскому княжеству. Однако Дмитрий Московский опередил нового литовского господаря - в 1379 г. его войска, возглавляемые в том числе и родным братом Ягайло Андреем (Вингольтом) Ольгердовичем, спустились вниз по Десне. Трубчевский князь Дмитрий Ольгердович с согласия горожан без боя открывает ворота московским полкам.

Однако закрепить эти территории москвичи тогда не могли, ибо грозные события назре­вали на востоке. До Куликовской битвы оставался год. Князь Дмитрий Трубчевский с семьей, трубчевскими, возможно, стародубскими и брянскими боярами «вступил в службу» Дмитрия Московского и получил в держание г. Переславль-Залесский. События эти, вроде бы отдаленные по своему содержанию от Куликовской эпопеи, сыграли тем не менее значительную, если не решающую роль в ее исходе.

Главным союзником Мамая стал Ягайло Литовский. Устрашенный разгромом столицы и разо­чаровавшийся в помощи Москвы заключает союз с Мамаем и Олег Рязанский. Союзники договори­лись соединить в конце лета 1380 г. свои войска в районе Куликова поля у границ Рязанской земли и совместно двигаться на Москву.

Главный успех Дмитрия - участие в его коалиции войск литовских князей Андрея и Дми­трия Ольгердовичей. И дело не в их численности, а в огромном морально-политическом значе­нии того факта, что Москва стала центром притяжения православных не только из «независи­мых» (но не от Орды) русских земель, но даже из враждебного княжества Литовского! Недаром все источники подчеркивают ликование Дмитрия Донского при получении известия об этом факте. Ведь Ольгердовичи были родными братьями его врага Ягайло и равными ему по проис­хождению, а не «подручными» князьями.

Важной проблемой было собрать эти огромные силы в одно время и в одном месте. Главная часть московских войск во главе с Дмитрием, получившим благословение от Сергия Радонежского, соединилась в Коломне на р. Северке с той частью, что вел от Боровска Владимир Серпуховской. По одним сведениям, в Коломну, по другим - позднее в местечко Березуй «за 23 поприща» (попри­ще - суточный переход, равный 20 верстам) от Дона подошли «Андрей Полоцкий с псковичами и Дмитрий Брянский со всеми своими мужами». Дмитрий Брянский мог быть послан навстречу брату на Десну, в свою отчину, чтобы набрать новых воинов. Во всяком случае, в «Задонщине» говорится о 70 000 «латников», «храбрых литовцах». Цифра явно преувеличена, не говоря уже о том, что под термином «литовцы» скрывались в основном русские из литовского государства.

 

 Великий князь литовский Ольгерд

Войска

    ► Битва 

          ► Итоги

Сергей  Радонежский  благословляет Дмитрия  Донского на Куликовскую битву. Михаил Решетнёв.

Куликовская  битва. Михаил Решетнёв.