Страницазарецкая

Брянская зарецкая церковь. Брянская земля.

На месте настоящей зарецкой Предтеченской церкви в старину был Песоцкий (на песках) мужской монастырь. Когда он был основан — в точности неизвестно. Достоверно известно только то, что он был еще до литовского нашествия, т.-е. до 1356 года. По крайней мере Иннокентий, архимандрит киево-печерского монастыря, подавая челобитную на имя царей Петра и Иоанна Алексеевичей (в 1684 году), говорит:»тот-де монастырь (Песоцкий) исстари, до литовского разорения, построен по указу благоверной царицы Анастасии Романовны». Монастырь этот вначале был очень беден: ни пахотной земли, ни лесу, вообще никаких угодий он не имел; оставалось существовать только на пожертвования благотворителей, да еще небольшим источником дохода служил перевоз через реку Десну, который оплачивался известною пошлиною. Бедность монастыря была причиною того, что в 1680 году строитель его Измаил и казначей Серапион просили патриарха приписать их монастырь в Свенской обители, что и было исполнено. Но против такой приписки восстал Петропавловский мужской монастырь. Архимандрит и братия его составили челобитную на имя Государей и просили приписать Песоцкий монастырь к Петропавловскому; просьбу свою они мотивировали тем, что Песоцкий монастырь был построен на земле Петропавловского монастыря. Грамота эта, составленная на имя Петра и Иоанна Алексевичей, подана была сначала патриарху Иоакиму. Иоаким велел отписать Песоцкий монастырь от Свенского и передать его Петропавловскому; с этою целью отправлена была грамота к Иосифу, строителю Спасского монастыря1, с тем, чтобы последний сделал опись Песоцкому монастырю и ввел Петропавловского архимандрита в новое владение. Но бывший настоятель Песоцкого монастыря, Измаил, состоявший теперь келарем Свенского монастыря, не только не позволил Иосифу сделать опись, но даже не пустил его в монастырь и обесчестил его. Архимандрит Петропавловского монастыря просил патриарха прислать кого-либо из Патриаршего Разряда, чтобы хоть по крайней мере ввел его во владение. Но тут к Иоакиму поступил запрос из Приказа, «по какому указу Предтеченский Песоцкий монастырь отписывается к брянскому Петропавловскому?» От киево-печерского архимандрита также поступила просьба, чтобы патриарх не изменял своего первого постановления. Иоаким дал такую резолюцию: если Песоцкий монастырь построен на земле Петропавловского, то он и должен будет отчислен к Петропавловскому, если же нет, то остается за Свенским. Дано было знать межевщику, дано было знать и воеводе брянскому, чтобы они обстоятельнее расследовали дело. Последний доносил патриарху, что Песоцкий монастырь построен действительно на земле Петропавловского. Тогда патриарх окончательно утвердил означенный монастырь за Петропавловским. Сколько потом ни бился киево-печерский архимандрит Иннокентий Гизель2, сколько ни подавал челобитных на имя Государей – Песоцкий монастырь был окончательно отторгнут из рук настоятеля Свенской обители.

Песоцкий мужской монастырь существовал до 1706 года, когда он был упразднен. Поводом к этому послужило следующее обстоятельство. В Брянске, на месте настоящей Воскресенской церкви был Воскресенский женский монастырь. Когда Петр Великий, воюя со шведами, начал укреплять города на западной границе, Брянск тоже подвергся  перестройке. Так как Воскресенский монастырь служил помехой при постройке укреплений, то он был уничтожен: церковь была сломана, а кельи обращены в казармы. Монахини его были переведены в Песоцкий монастырь, а монахи Песоцкого — в Петропавловский. Таким образом, на месте мужского Песоцкого монастыря учреждена была женская обитель, удержавшая свое прежнее название Воскресенской. Но эта Воскресенская обитель существовала здесь недолго. Лишь только окончилась великая Северная война, как старицы с м. Неониллою во главе, стали опять проситься на прежнее место. Просьба их была уважена. Воскресенский монастырь перевели в город. При этом, однако, не все монахини вернулись на старое место: часть их осталась за рекой и образовала самостоятельную обитель, независимую от Воскресенской, а известную уже под именем Вознесенской. Эта Вознесенская обитель существовала до 1767 года, когда она упразднена, а церковь ее сделана приходскою. Имущество обители и утварь перешли было в руки Покровской соборной церкви, но когда священник пожаловался архиерею, что он не может служить без утвари, то половина последней была возвращена Вознесенской церкви.

В 1781 году началось дело о восстановлении Вознесенского монастыря. Именно, когда гражданское начальство нашло положение орловского Введенского монастыря несоответствующим плану Орла и когда Амвросий, епископ севский и брянский, не знал, что едать с этим монастырем — игуменья Введенского монастыря Феофания просила преосвященного перевести подведомственный ей монастырь в Брянск на место упраздненного Вознесенского. Брянское общество, в свою очередь, поддержало эту просьбу, обещаясь дать необходимые средства для восстановления существовавшей обители.  В виду этого преосвященный Амвросий сделал в Св. Синод представление о том, чтобы «упраздненный в Брянске Вознесенский монастырь включить в штат, а орловский упразднить и учинить приходскою церковью». Мера эта имела успех. Св. Синод потребовал только смету и план Вознесенского монастыря. Тогда игуменья Феофания, думая, что все кончено, и родная обитель восстановлена (она была из Вознесенского монастыря), отправилась на год в Брянск и здесь думала привлечь граждан на свою сторону, чтобы с их помощью поправить обветшалую обитель. Но желаниям ее не суждено было исполниться. С одной стороны Зарецкая Вознесенская обитель после квартировавшего в ней полка пришла в запустенье: кельи ее частью развалились, частью были растасканы, а от монастырской ограды не осталось и следов, так что приходилось почти вновь строить монастырь; с другой стороны, брянские жители, вопреки своему обещанию, холодно отнеслись к восстановлению обители и не приступали к пожертвованиям. А тут еще преемник Амвросия, преосвященный Дамаскин, осмотрев монастырь, нашел его ветхим и неудобным по местоположению для женской обители. Тогда Феофания, потеряв надежду на восстановление монастыря, начала хлопотать уже об  устройстве на этом месте богадельни. И вот преосвященный Дамаскин доносит в Св. Синод, что переносить монастырь из Орла в Брянск нет смысла, а лучше, по просьбе граждан, учредить там богадельню. Так и было сделано: женский монастырь остался в Орле, а на месте Зарецкой Вознесенской обители учреждена богадельня. Таким образом, попытка восстановить монастырь кончилась неудачно. Вознесенская церковь была причислена к Петропавловскому монастырю3.

Ф. Дмитриев