Страницаверфи

1679 год. Брянские верфи.

Если посчитать, сколько судов построили в Брян­ске с конца XVII века до конца 40-х годов XVIII века, то выходит много — более тысячи. Их названия се­годня звучат, как песни: струги, прамы, бригантины, венецианские боты, галеры, ластовые суда, дубель- боты. Есть мнение, что прежде своих корабельщиков в Брянске вовсе не было. Историк Пясецкий полага­ет, что это не совсем так. По крайней мере, струги здесь делать умели давно. И напоминает, что еще в 1679 году в Брянске и Трубчевске для украинских нужд построили 115 больших стругов и 300 малых. На них сплавили вниз по Десне, к Киеву, хлебные за­пасы, полковые и верховые пушки.

Главными преимуществами брянского корабель­ного строительства была близость материала — зна­менитых брянских лесов — да река Десна, по кото­рой было удобно сплавлять суда к морю для войны с турками.

Для строительства судов в 1696 году в Брянск прислали семь мастеров из Запорожья. Под их во­дительством за год брянские плотники настругали двести стругов и по воде на юг отправили. И опять- таки это были вспомогательные суда, для доставки грузов, но никак не для боя.

Второй раз ожили Брянские верфи в 1708 году. Тогда в Брянск дважды сам Петр приезжал. Актив­но строили корабли в Брянске в середине 20-х го­дов. Ну, а последнюю славную песню русские судо­строители исполнили в Брянске в 1737-1739 годах. Тогда здесь были построены сотни судов для под­держки с моря действий русской армии во главе с графом Минихом под Очаковым.

Но есть правда, от знания которой саднит мое патриотическое сердце. С одной стороны, ни до, ни после судов в Брянске в столь массовых мас­штабах больше не строили. Старались мастера, с муками великими в половодье проводили корабли через днепровские пороги, а потом и волоком та­щили, чтобы приказ исполнить и корабли на море доставить. А с другой стороны, со всей очевидно­стью выяснилось, что нельзя вдали от моря, в реч­ной тиши построить настоящие морские корабли. Все, что вывели на море в 1737 году, потом зимой не врагами, но жестокими штормами на море поби­ло. Со второго раза, в 1738 году, в Брянске наделали четырехпушечных бригантин, но и они оказались малы для настоящего морского боя. Сгнили, так и не вступив в настоящий бой. Обидно.

Так ничем и не отличилась на море Брянская флотилия.

БРЯНСКИЕ ВЕРФИ (О ВОЕННОМ СУДОСТРОЕНИИ В БРЯНСКЕ В XV I I — XV I I I вв.)

Самое древнее известное нам упоминание о строительстве в Брянске
военных судов относится к 1 6 5 9 году. В это в р е м я Российское государство
в е л о военные действия против Крымского х а н с т в а и Турции, д л я чего была
с о з д а н а азовско-черноморская флотилия для нападения на Крым и облегчения
т я ж е л о г о положения русских войск на Украине. Строительство основного
типа русских военных судов — стругов б ы л о сосредоточено в бассейнах
Дона и Днепра. На стругах плавали не только по рекам, но и по морю.
Основанием струга был выдолбленный ствол дерева, чаще всего липы, так
н а з ы в а е м а я «струговая труба». К ней с боков прибивались скобами ошиви-
ны длинные доски, по две или три с каждой стороны. Обычная длина
струга б ы л а от 10 д о 20 метров при 2—3 метрах ширины. Каждый струг
имел кормовое весло, служившее рулем, и несколько загребных весел (от
6 и более). Осадка большого струга не превышала 90 сантиметров. Строительство
стругов в 1659 году б ы л о экстренным и не всегда качественным.
На изготовление «струговой трубы» обычно отводилось две недели летом, а
тогда струги строили в зимнюю пору, наскоро, в мерзлом и сыром лесу
«государевы посошные плотники... з а два дня струг». Сохранившийся документ
гласит, что «дурно сделанные» в сыром трубчевском лесу «струговые
трубы» были отправлены на доделку и оснастку в Брянск, а по дороге
из них «повываливалась конопать», за что с виновных было приказано
« в з я т ь пени». Струги были отремонтированы, но использовать эти парусно-
гребные суда в военных действиях не удалось, так как международное
положение и внутренняя обстановка в 60-х годах не позволили России
продолжать боевые действия.
Струги вооружали пушками, назначали на них провожатых, гребцов и
кормщиков и использовали как для «скорой переправы» войск через большие
реки, так и д л я доставки их к местам боевых действий. Так, в 70-х гг.
XV I I века на стругах из Б р я н с к а в Киев был отправлен солдатский полк
Семена Воейкова, на них переправляли войска под Киевом через Днепр.
Вновь Брянск, как место строительства военных судов, упоминается под
1696 годом. После неудачи первого Азовского похода, связанного прежде
всего с отсутствием флота в Азовском море, Петр I начал создавать
регулярный флот. Осенью 1695 года он приступил к подготовке нового
похода на Азов. Главным центром строительства был Воронеж, где строились
д в а 36-пушечных корабля, галеры и брандеры.
Зимой 1696 года одновременно гетман Мазепа высказал готовность
соорудить суда, которые «плавая по морю, не будут допускать турок под
Азов», а также, з а н я в низовье Днепра, будут защищать Украину. Местом
для строительства судов он избрал Брянск. Сюда было послано семь мастеров-
запорожцев во главе с Василием Богушем. Изготовленные в Брянске
4 2 больших струга были посланы в Тавань и Кызы-Кермен с хлебными
з а п а с а м и для гарнизонов этих крепостей, а в устье Днепра из Брянска
был направлен думный дворянин и воевода С. П. Неплюев с 2 5 0 0 солдатами
на стругах «...для воинского промысла над Крымом и д л я обороны завоеванных
у турок городков». До м а я 1697 года в Брянске было построено около
2 0 0 стругов.
По-видимому, именно 1696 год и следует считать отправной точкой существования
Брянской судоверфи, которая возникла не на пустом месте, и
ей предшествовала многолетняя традиция строительства речных судов в
городе.
С Брянской судоверфью с в я з а н а биография выдающегося русского корабела,
ученика приглашенного на р у с с к ую службу Петром I галерного мастера,
грека Ю. А. Русинова Мокея! Черкасова, «подмастерья скампавейного
д е л а » . В 1724 году! Черкасов построил в Б р я н с к е д л я Днепровской флоти-
лии по чертежу! Федосея Скляева 10 плоскодонных галер и 5 прамов. З а это
он был произведен в галерные мастера и послан заведовать Киевской
верфью.
З в е з д н ы й час Брянской судоверфи наступил во время русско-турецкой
войны 1 7 3 7 — 1 7 3 9 гг. 4 января 1737 года был издан Указ сената о постройке
в Брянске 70 мостовых плашкоутов (понтонов), 3 малых прамов, 4
плоскодонных галер и 5 0 0 дубель-шлюлок. Эти суда предназначались для
содействия русской армии генерал-фельдмаршала Миниха в ее операциях
в Днепровском лимане и у Очакова. 23 января сенат, приняв во внимание
просьбу Миниха, решил вопрос о строительстве не 5 0 0 дубель-шлюлок,
а 4 0 0 , вместо же 100 дубель-шлюлок было решено построить 4 0 лодок и
6 0 барков д л я устройства мостов. Дуб ель-шлюпкам и н а з ы в а л и с ь мелкосидящие
транспортно-десантные парусно-гребные суда речного и прибрежного
плавания, способные нести патрульную службу при блокаде побережья, а
Ч т а к ж е перевозить войска и военные г р у зы на значительное расстояние. Из
" «донесения» адмиралтейств-коллегий сенату от 6 сентября 1736 года е ле
дует, что строящиеся на Брянских верфях «...оные суда... представляли
собой... с у д а в подобие, к а к обычно при военных кораблях шлюпки бывают,
т о л ь к о пропорциею против оных корабельных вдвое». Брянские дубель-
шлюпки предназначались для перевозки «...от 40 до 50 человек воинских
людей с двумя полковыми пушками», а также для поддержки русских
войск, действовавших по берегам Днепра и его лимана. Они строились по
чертежам, составленным обер-ннтердантом флота, корабельным мастером
Р. Брауном, и сделанной по этим чертежам образцовой модели. Брянские
суда имели две м а ч ты с латинским парусным вооружением, 18 весел и были
вооружены шестью двухфунтовыми фальконетами, установленными на
вертлюгах.
В течение шести дней (22 апреля, 2, 9, 17, 26 мая и 1 июня) из
Б р я н с к а вниз по Днепру в помощь армии было отправлено 4 галеры,
3 прама, 10 ординарных шлюпок, 30 ботов, 20 кончебасов, 24 плашкоута,
18 больших и 44 малых барка и 2 0 2 дубель-шлюпки — всего 355
. Для укомплектования флотилии были направлены 4 6 5 0 солдат, макросов
и мастеровых. В постройке на Брянских верфях находилось еще
3 1 5 судов: 2 0 кончебасов, 2 8 ботов, 3 ординарных шлюпки, 5 плашкоутов,
2 0 больших и 3 6 малых барков, 3 галеры, 2 прама и 198 дубель-шлюлок.
Вторая часть Брянской флотилии, состоящая из 48 дубель-шлюлок, 4
кончебасов и 57 разных судов, пришла к Очакову 5 августа, и, наконец,
в начале сентября появилась т р е т ь я часть — 4 дубель-шлюпки, 1 кончебас
и 4 байдака.
Спущенные со стапелей в Брянске суда по Десне перешли в Днепр
и спустились д о первого порога «Кайдак». З д е с ь суда были вытащены на
берег, по которому и тащили их д о тех пор, пока не миновали трех первых
порогов. Взяв лоцмана, суда дошли до «Ненасытца», откуда их волоком
по устроенной для этого дороге тащили 30 саженей и, спустив снова на
воду, довели д о устья.
2 октября 1737 года контр-адмирал В.А.Дмитриев-Мамонов доносил
императрице из Очакова, что отправленные из Б р я н с к а весной 3 5 5 судов
в большинстве не дошли д о Очакова. К октябрю туда прибыло 16 дубель-
шлюлок и 2 кончебаса; около 150 судов было оставлено у Днепровских
порогов из-за невозможности их переправы через пороги, а остальные
из-за мелководья не доплыли и д о порогов. В октябре к Очакову удалось
провести еще 30 дубель-шлюлок.
6 октября начались боевые действия флотилии. Две дубель-шлюпки под
l эваандованием контр-адмирала Дмитриева-Мамонова обстреляли турецкие
л/мска, приближавшиеся к Очакову. Обстрел длился три часа и был прекращен
только тогда, когда турки поставили на горе две большие пушки
и стали стрелять по дуб ель-шлюпкам. Одновременно мичман i Чихачев с
двумя дубель-шлюпками был послан к! Черному морю д л я обороны береговых
редутов от турок. Выйдя из лимана,I Чихачев стал около берега на
я к о р ь и открыл по неприятелю огонь, который не прекращался до утра
следующего дня. И т о л ь к о когда «переломились у него под всеми Фальконетами
вертлюги»,! Чихачев возвратился к флотилии.
На следующий день продолжался обстрел дубель-шлюпками Дмитриева-
Мамонова турецких войск, который длился четыре часа.
18 октября пять дубель-шлюпок под командованием мичмана! Чихачева
и штурмана Неклюдова были посланы утром к Измаильским воротам для
обстрела турецких позиций. Стрельба по неприятелю была так интенсивна,
что на всех пяти судах артиллерия вышла из строя. Тогда на помощь
были посланы еще шесть дубель-шлюпок под командованием шкипера^
Кисленского, которые продолжали обстрел. Во втором часу подошло еще-
10 дубель-шлюпок, одну из них ветром прибило к берегу, команда раст
е р я л а с ь и бросилась в воду, но была спасена; еще одно судно захватили
турки, так как на нем в живых остались только два матроса, которые и
были убиты турками. Когда же турки начали штурм Очакова, «...тогда и
всем дубель-шлюпкам, которые имеют фальконеты, велено для обороны
города приблизиться и приблизясь стрелять, гарнизону чиня вспоможение,
и неприятель отступил».
Главной силой флотилии являлись дуб ель-шлюпки, но они в суровых
условиях осени — з и м ы 1 7 3 7 — 1 7 3 8 тт. оказались малопригодными к морской
службе из-за своей малой величины. А во время сильных северных
ветров, породивших громадное волнение в Днепровском лимане поздней
зимой 1738 года, большая часть дубель-шлюпок затонула. Поэтому было
п р и к а з а н о дуб ель-шлюпки заменить четырехпушечными бригантинами, которые
и были построены в Брянске числом 20 и весною 1738 года, благод
а р я высокой воде, б ы л и благополучно доставлены через пороги.
Кроме бригантин к маю в Брянске было построено и спущено на вс,.:
3 0 г а л е р , 2 прама, 40 ластовых судов, 2 0 венецианских ботов, 3 9 ш л ю т <
3 0 шхерботов, 40 казачьих лодок и до 5 0 0 байдаков, предназначенных
д л я кампании 1738 года, которые также благополучно дошли до Очакова.
В середине мая в русской армии под Очаковом вспыхнула эпидемия
чумы, от которой умерли командующий флотилией вице-адмирал Наум Акимович
Синявин и сотни офицеров, солдат и матросов. Вместо него был назначен
контр-адмирал Дмитриев-Мамонов. 2 сентября ввиду эпидемии чумы
Мамонов оставил Очаков и Кинбурн. Русская флотилия в числе 3 4 7 судов,
погрузив гарнизон Очакова и Кинбурна, ушла вверх по Днепру.
17 сентября 1739 года был заключен мир между Россией и Турцией,
а 15 октября последовал Указ императрицы Анны Иоанновны об упразднении
флотилии. Значительная часть го 657 судов флотилии была уничтожена
ввиду непригодности их д л я боевой службы.
После окончания русско-турецкой войны 1737—1739 гг. Б р я н с к а я верфь
не прекратила свое существование. К сожалению, об ее истории в последние
полвека мы знаем очень м а л о из-за отсутствия документальных материалов.
По-видимому, в 40-е — начале 70-х гг. XV 1 1 в. она была преобразована
в адмиралтейство, которым тогда назывался комплекс из военного
порта, опорной б а з ы снабжения флота, пункта организации или со- .
действия военному судостроению
В Брянске в специальных «магазейнах» хранились «...оставшиеся от
прежде бывшей с Оттоманскою Портою войны... материалы и всякие ветгж
и припасы». З д е с ь изготовляли детали д л я строительства боевых парус:'
кораблей для херсонских верфей, а в 1778 году строили, оснащали и
вооружали «5 речных кораблей» и десятки комагей (плоскодонных судов-
понтонов). Сюда поставляли инструменты, парусные полотна, такелаж, ар- -
тиллерию, с н а р я ды и балласт с разных заводов страны. Особенно большое
значение имели поставки брянского леса д л я строительства русского кора-
бельного ф л о т а и гребной флотилии, а также брянские якоря и ядра. Все
это послужило материальной опорой кампаний 1778—1791 гг.
По окончании этой русско-турецкой войны и присоединения Крыма и
северного Причерноморья к России Брянское адмиралтейство утратило
свое значение, которое усугубила перепланировка города по новому регулярному
плану в 1792 году, по которой необходимо было осуществить
перенос «в линию» обветшавших строений, на который не б ы л о средств.
Окончательный удар Брянскому адмиралтейству нанесло стихийное бедст-
кие 4 июня 1792 года «при дожде и самой великой буре, которая причинила
в адмиралтействе весьма великий вред...». Ремонт разрушенных построек не
производился, так как не нашлось необходимых для этого 500 рублей.
Адмиралтейство умирало... И вот 7 июля 1794 года последовало решение:
«...не находя нужным возобновлять в Брянске адмиралтейство... а
все тамошние строения, д а бы от ветхости и совсем не пришли в совершенную
негодность, продать с публичного торгу».
2 6 апреля 1795 года строения и материалы адмиралтейства были прод
а н ы начальнику Брянского арсенала, полковнику артиллерии Иванову за
2 8 2 рмэля 17 копеек. В Херсон были отправлены «годные» вещи: кряжи,
бревна, якоря, точила, модели. Иконы и прочее церковное имущество было
передано брянской Успенской церкви.
Так завершилась вековая истерия Брянских военных судостроительных
верфей.

Г. ПОЛЯКОВ, з а в . отделом истории дооктябрьского периода Брянского государственного объединенного историко-революционного музея.