Страницасудки

1853 год Судки: Верхний и Нижний Брянск

Крутой берег Десны разрезает множество оврагов. Особенно выделяются два — Верхний и Нижний Судки. Более чем по километру протянулись они по цен­тральной части древнего Брянска. Летом здесь все в зелени, зимой — запороше­но снегом. На белом фоне, чернея, выделяются старые деревянные домишки.

Почему Верхний и Нижний? Это название они получили от Десны. Верхний расположен выше по течению реки, Нижний — ниже. Нижний Судок еще име­нуется как Белый колодец.

Откуда пошло название Судки? Один из местных краеведов высказал пред­положение, что ранее каждый овраг именовался Суток. Позднее слово преоб­разилось в Судок. Я стал выяснять. В «Энциклопедическом словаре русского языка» М. Фасмера «суток» толкуется как слияние двух рек, совместный ток, течение рек. Имеется в виду слияние в основном равновеликих потоков, в про­тивном случае это будет река и приток. Судки когда-то при впадении в Десну сливались, образуя одно единое русло: Нельзя исключать, что название Суток могло измениться на Судок.

«Название Судок произошло в древние времена. Здесь, где проходила (начина­лась) дорога на Смоленск, за околицей поселения на деревьях по обе стороны до­роги развешиваются судки глиняные, посудины с прахом сожженных старейшин, вождей и очень авторитетных людей. Считалось, что прах их охранял покой селе­ния, провожал в благополучный путь уезжающих» — таково мнение другого кра­еведа, высказанное на страницах одной из брянских газет да и в книге. На первый взгляд вроде все верно. Судок или судки — в старину складни, несколько мисок, нанизываемых на ремень. Однако слово имеет не только это значение.

В «Толковом словаре живого великорусского языка» В. Даля приводится ряд толкований слова «суда» (судно). Среди родственных с ним слов находится ста­рославянское «суд», означающее «пристань» или «гавань». Оно вышло из упо­требления в начале X века, поскольку в письменных источниках после этого времени не встречается. Слово «суд» в указанном смысле приводится в словаре М. Фасмера — «суд еже лименъ» (лиман). Это из Устюжской летописи. Встре­чается оно в Лаврентьевской летописи под 866 годом, а в Новгородской — под 854, 920, 922 годами.

Занимаясь происхождением названия Судков, брянский ученый-филолог Г.И. Стафеев в одном из февральских номеров областной газеты «Брянский рабочий» в 1981 году утверждал: «Судок — это уменьшительное от «суд», т.е. маленькая гавань в лимане, заливе, пристань на реке. Значит, брянские Судки — это пристань на Десне».

И далее автор писал: «Глядя на современные Судки, по дну которых бежит еле приметный ручеек, конечно, сомневаешься, что когда-то в этих местах была гавань. Но ведь речь идет о далеком прошлом».

В «Истории государства Российского» Н.М. Карамзина в главе седьмой пер­вого тома, где речь идет о правлении княжны Ольги, есть слова: «Скоро при­ехали в Киев греческие Послы требовать, чтобы Великая Княгиня исполнила свое обещание и прислала в Грецию войско вспомогательное; хотели также да­ров: невольников, мехов драгоценных и воску. Ольга сказала им: «Когда Царь ваш постоит у меня на Почайне столько же времени, сколько я стояла у него в Суде (гавани Константинопольской), тогда пришлю ему дары и войско». С чем Послы и возвратились к Императору». Это десятое столетие. Как видим, слово «суд» здесь означает гавань. «Через него (Брянск) проходят три ручья, из коих два называются здесь Судками, а третий, ниже их, Подарем», — сообщает в 1825 году издаваемый Харьковским университетом «Украинский журнал», описывая город Брянск.

В годовом статистическом отчете брянского городничего за 1853 год читаем: «Брянск расположен на правой стороне по течению р. Десны... между двух овра­гов, разделяющихся реками, именуемыми Судками, Белого Колодца и Подара. Жители города довольствуются водою из р. Десны и из домашних колодцев и также из Колодцев Белого и Подара...» Обратите внимание: в одном случае Судок назван ручьем, в другом — речкой! И еще о слове «судок». В прошлом было и личное имя Судок. В примечании к «Истории государства Российского» Н.М. Ка­рамзина называется Григорий Судок, Судок Дмитриев, Суд, воевода польский...

В «Ономастиконе» СБ. Веселовского под 1445 годом упоминается Иван Фе­дорович Судок Монастырев, а еще раньше, под 1334 годом, Семен Судоков из Новгорода...

Что касается двойного названия Нижний Судок и Белый Колодец, то речуш­ка, протекающая по дну оврага, получила свое название от родника, бьющего из подножия горы, а вокруг колодца белеет известняк. Названий со словом «бе­лый» в России, в Беларуси, на Украине немало. Есть также Белая Гора, Белая Глина, Белая Калитва, Белая Скала, Белая Речка, Белая Криница...

Судки издревле были заселены. По переписным книгам 1646 года там было сто пятьдесят дворов. Слободы, находящиеся в этих местах, принадлежали каз­не, затем ими в разное время владели генерал Брюс, вельможа Меншиков, гене­рал-адмирал Апраксин, заводчик Гончаров.... По-разному жили здесь крестьяне и другой люд. Брянские историки A.M. Дубровский, М.В. Брянцев, исследуя быт жителей Судков, отмечают, что в середине XVIII века из трехсот слобод­ских дворов только около десяти «состоят в вотчине», а остальные занимаются «торгами, художествами и мастерством».

Основными элементами жилых построек были: изба, сени, светлица и чу­лан, последний использовался как хозяйственное подсобное и жилое летнее помещение. Все эти элементы жилища соединялись в конструктивный комп­лекс. Жилые и хозяйственные постройки, огороды были окружены забором. Реестры отмечают: «ворота с калиткою», «ворота притворчатые с три калитки», «два амбара», «промеж ними ворота с калиткою», «рубленые ворота с пове­тью», «ворота передние большие» и «ворота задние».... Постройки были дере­вянными. Лишь в хозяйстве Ефима Каншина имелась «светлица каменная». У Семена Никулина во дворе «изба с сенями на мшаниках, в сенцах два чулана с подволокою, один с красным окном, другой с подзором на оных сенцах и на чуланах клеть рубленая...».

Проживали в слободских дворах с семьями Г. Гридин, К. Селиванов, Е. Каме­нев, С. Долгинцев, Н. Никулин, Ф. Андросов, П. Лоскутов...

Род Бобрищевых-Пушкиных древний. Он записан в родословные книги Калужской, Московской и Тульской губерний. Имя одного из потомков этого рода связано с Нижним Судком. Он служил в 143-м пехотном Дорогобужском полку, расквартированном в Брянске. В памятной книжке и адрес-календаре Орловской губернии, изданной в 1910 году, сказано, что Бобрищев-Пушкин проживал в Нижнем Судке в доме Скляровой.

«Центр города изрезан оврагами... через которые перейти весьма трудно, а переехать никак невозможно, а обойти же или объехать составит дальнее рас­стояние...» — говорится в одном из документов XVIII века. В 1799 году было предписано «через онный овраг мост непременно построить». Это был неболь­шой примитивный мостик. Старожилы Брянска хорошо помнят, как еще до Ве­ликой Отечественной войны трудно было преодолевать эти овраги.

«...Разрешить Главному дорожному управлению Красной Армии построить в г. Брянске 2 деревянных моста через овраги Верхний и Нижний Судок», — гласило распоряжение Совнаркома СССР от 1 марта 1945 года. В следующем месяце уже вовсю развернулись работы. И вот центр Брянска, разрезанный на три части, соединился. Длина мостов составляла 215 и 193 метра. Ширина — 17 метров. Высота опор в центре превышала 25 метров. И пошел людской поток, загремели телеги, повозки по мосту. Двинулись, обгоняя их, грузовые полутор­ки и легковые автомобили....

Прошло какое-то время, мосты стали ветшать. Автор этих строк помнит, что когда по мосту шла груженая машина, а ты оказывался рядом, то мост заметно пошатывало. Было не совсем приятно.

И что же? Решили, не разбирая мостов, земснарядами намыть из Десны зем­ляные дамбы. Получились они высоченные, но прочные.

Мчатся сплошным потоком троллейбусы, автобусы, такси, различные марки легковых автомобилей. Гляжу на них и думаю о тех днях, когда не было еще мостов, дамб. Пожилые еще помнят. Молодежи — невдомек.

Задумка воздвигнуть дамбы возникла давно. Краевед Ф.С. Исайчиков уста­новил, что еще в начале XX века инженер Л.И. Борович предложил городской думе через Верхний Судок построить вместо моста дамбу, доказав ее преиму­щество. По его расчетам, для сооружения дамбы требовалось привлечь к работе 12000 человек и столько же подвод сроком на 132 дня. Однако осуществить план не удалось.

В 1929 году, когда разрабатывался план объединения Брянска и Бежицы в один город, снова возник вопрос о сооружении моста через Верхний Судок. Уп­разднение Брянской губернии отодвинуло его решение. Изыскательские рабо­ты начались в 1936 году, но Великая Отечественная война прервала их.

Изменились, конечно, и овраги. Теперь они не те, что были. Как-то в бесе­де брянский старожил Леонид Михайлович Курстак вспоминал, как, будучи мальчишкой, не раз купался со своими сверстниками в Нижнем Судке. По дну оврага, выше дамбы, были запруды. В речушке водилась рыба, особенно вьюны. Плавали домашние утки.

По склонам оврага было множество ракит, в районе, где ныне здание област­ного суда, начинался лиственный и хвойный лес. В нем собирали ягоды, грибы. Эту рощу почему-то называли Гадава. Тянулась она вверх почти до конца овра­га. Ныне здесь раскинулись коллективные сады. В верховьях оврага железобе­тонный мост связал проспект Станке Димитрова с улицей Фокина. Здесь были огороды, а там, где инженерно-технологическая академия, размещался кирпич­ный завод... Поближе к дамбе в старые времена было оборудовано стрельбище. Свою сноровку, меткость испытывали военные.

Подпитывало речушку множество родников. Особенно славился Белый Ко­лодец. По склону оврага, по берегам речушки шли тесовые мостки. Их было немало. Да и сейчас кое-где видны мостки, но местами они полуразрушены.

Вспоминается, как прекрасно выглядела лестница, построенная в год праз­днования тысячелетия города, она вела к роднику Белый колодец и имела ви­довую площадку. Какое здесь изумительное место! Бурно хлещет хрустальная ледяная струя из-под горы в длинный деревянный лоток и веером сбегает с него на дно зеленого оврага, в малоприметный ныне ручей. Нижний Судок. Белый Колодец. Стою у бьющего родника и стараюсь представить, какой была речушка в далекие, далекие времена, мыслью предугадать, где здесь крутилось водяное мельничное колесо в XVII столетии. Документы свидетельствуют, что в 1626-1629 годах мельница принадлежала Спасо-Поликарпову монастырю. Сколько лет, сколько зим прошло, какие люди побывали у родника, утоляя жажду? Кто расскажет, кто поведает нам об этом? Говорливо струится вода. Но звуков ее не понять. Былое уходит. Жаль, что не умеем подчас бережно его хра­нить, достойно приумножать.

Верхний и Нижний Судки — уникальное явление. «Не многие города мо­гут похвастаться такими зелеными зонами в своем центре. Важно сохранять их, превратить в прекрасные парки...» — писали 30 июля 1981 года В. Цы­ганков и В. Городков в газете «Брянский рабочий». Авторы материала «Чтобы Судки стали парками» подчеркивали: «... Нужно не сжимать овраги, прибли­жая границы строительства к их бровкам и как бы отгораживая жилые кварта­лы каменной стеной от целого мира, а наоборот, при решении композицион­ных мотивов застройки прилегающих улиц «впускать» зеленые клинья в глубь центра города».

Сохранить, благоустроить зеленые овраги — такой вопрос не раз поднимали жители Брянска. Областная дума в сентябре 1994 года приняла постановление «Об объявлении оврагов Верхний и Нижний Судки с родниками и бровками (Брянские балки) памятниками природы областного значения».

Судки — памятники природы. Они должны зеленеть и радовать горожан своим нарядом, красотой.

Я. Соколов