Страницасудьбу

Центр «Витязь».Брянск. Поисковое объединение «Возрождение».

Наталья Филина рассказывает школьникам о событиях Великой Отечественной войны

В Брянске открылся первый информационно-поисковый центр, где подростки помогают жителям города разыскивать исчезнувших во время Великой Отечественной войны родственников. Узнать судьбу пропавших без вести, отыскать могилу погибших на фронтах родных и близких — теперь этим занимаются несовершеннолетние активисты центра «Витязь». А помогают им в этом опытные поисковики из объединения «Возрождение».

«Простите, это здесь без вести пропавших родствен­ников находят?» — с порога спрашивает немолодой муж­чина, одновременно стряхивая мокрый снег с мехового ворота куртки. Визитёр немного смущён, но настроен ре­шительно. «Да, пожалуйста, проходите! Сейчас заявочку оформим...» — слышит он в ответ.

Возможно, в каком-либо другом месте и при других обстоятельствах этот диалог показался бы вполне рядо­вым. Мало ли, сколько людей пропадает в современных российских городах. Только подобные сцены теперь периодически разыгрываются в одной из детских би­блиотек города Брянска. И да, здесь действительно ищут пропавших без вести людей — солдат, не вернувшихся с фронтов Великой Отечественной войны. И если, ска­жем, лет семьдесят назад фраза «пропал без вести» все­ляла хоть какую-то, пусть даже иллюзорную надежду, то сейчас этой самой надеждой подпитывают подобные учреждения, где есть вероятность найти хотя бы моги­лы пропавших на фронтах прародителей.

«Возрождение» (Алексей Екимцев)

«ВИТЯЗЬ»: ДО ВОСЕМНАДЦАТИ И СТАРШЕ

С декабря прошлого года совместно с поисковым объединением «Возрождение» на базе детской библиотеки № 2 был создан информационно-поисковый центр «Витязь». На­звание центру (вместе с компьютерами и прочим не­обходимым для эффективной работы оборудованием) подарили участники профсоюзного поискового отряда локомотивного депо Брянск-2. Как пояснила заведую­щая библиотекой, а с некоторых пор и сама активный участник поискового движения Наталья Филина, брян­ский «Витязь»— это центр уникальный в масштабах всей страны: впервые пропавших без вести воинов ищут дети.

Пару лет назад мы организовали встречу школь­ников с поисковиками из «Возрождения», — вспоминает Наталья Николаевна. — Они рассказали о своей работе, показали обнаруженные в ходе экспедиций артефак­ты и даже дети смогли их как спедует рассмотреть и потро­гать! Ребята, конечно же, все как один попросились в отряд. Но, следуя нормативным актам, участвовать в поисковых экспедициях могут только лица, достиг­шие совершеннолетия. Услышав такой ответ, школь­ники, конечно же, разочаровались. Вот мы с поиско­виками и придумали такую форму вовлечения детей и молодёжи — информационно-поисковый центр, ко­торый на сегодняшний день объединяет 26 человек. Это наши читатели, учащиеся школы № 8 города Брянска, студенты исторического факультета БГУ непосред­ственные участники поисковых экспедиций. И очень важно, что брянские поисковики ведут колоссальную просветительскую работу, с радостью откликают­ся на приглашения библиотеки, выступают, делятся опытом. И спасибо Алексею Екимцеву, руководителю «Возрождения», за то, что однажды он заглянул в нашу библиотеку...»

ФОТО ИЗ ПРОШЛОГО И ИСЧЕЗНУВШИЕ ДЕРЕВНИ

У нового центра «Витязь» три основных задачи. Пер­вая— оказание помощи жителям Брянска и Брянской об­ласти в поиске информации о погибших и пропавших без вести родных и близких, установлении их судьбы, определения места захоронения.

Например, тот самый мужчина с заснеженным ме­ховым воротом в течение последних десяти лет ищет своего дедушку, пропавшего без вести на дорогах войны. За это время он проделал огромную работу по поиску информации о судьбе родного человека. Удалось даже выяснить, что дедушка похоронен в деревне Выгорка в Гомельской области. Обрадовавшись находке, внук от­правился в Белоруссию, но, как оказалось, в указанном районе никто уже и не помнит о такой деревне. Поиск снова зашёл в тупик. И, как только по телевизору про­мелькнула реклама уникальных услуг «Витязя», мужчина поспешил подать заявку. После этого один из поискови­ков, студент истфака Ярослав Сердюк, старательно из­учил военные карты местности, где предположительно находится захоронение солдата. Но и таким способом не удалось обнаружить координаты исчезнувшей дерев­ни. Пришлось обратиться за помощью к белорусским поисковикам, которые и помогли распутать в течение нескольких десятилетий закручивавшийся клубок — за­хоронение было найдено.

И это всего лишь единичный случай. В «Витязь» по­ступают совершенно разные заявки: одни ищут пропав­ших без вести родственников, другие хотят получить в семейный архив фотографию бабушки-подполыцицы, сделанную в период оккупации, третьи... Недаром говорят, что в этой войне каждая семья понесла поте­ри: ранеными, убитыми, пропавшими, искалеченными.

Вторая задача «Витязя» — организация и проведение культурно-просветительских и образовательных ме­роприятий, семинаров, конференций, круглых столов, направленных на духовно-нравственное воспитание подрастающего поколения. Конференции и круглые сто­лы порой даже получаются международными.

Третья —сбор информации по учёту результатов пои­сковой работы на территории Брянской области и обес­печение доступа к этой информации в детской городской библиотеке № 2. В планах — создание базы данных пар­тизан и подпольщиков Брянщины. Так что, хоть и назы­вается библиотека детской, задачи перед начинающими поисковиками стоят вполне серьёзные. Дело в том, что на сегодняшний день на Брянщине существует три офи­циальных поисковых объединения: «Отечество» (руко­водитель Александр Соболев), «Возрождение» (Алексей Екимцев), «Брянский фронт» (Максим Волков). Первые два были упомянуты в информационно-справочном аль­манахе «Поисковики России».

Три официальных объединения включают поисковые отряды на территории всей Брянской области. Поставить на учёт результаты их работы — дело непростое, но, как говорят организаторы и участники «Витязя», вполне вы­полнимое. Скажем, и опыт такой уже имеется: совмест­ными усилиями брянских поисковиков в 2012 году была подготовлена брянская экспозиция выставки «Боль и па­мять сожжённых деревень» в Центральном музее Вели­кой Отечественной войны на Поклонной горе. Выставка имела большой общественный резонанс. А уникальные артефакты — находки времён Второй мировой, собира­лись по крупицам в архивах многих поисковых отрядов.

ОБ АРТЕФАКТАХ И АЙФОНАХ

Какже удалось обычным библиотекарям и по­исковикам в отсутствии стабильного финансирования и какой-либо материально-технической базы заинтере­совать представителей теперь уже третьего послевоенно­го поколения. Тех самых ребят, которые уверенно стучат по экранам айфонов на уроках, бесстрашно сражаются с вымышленными противниками в популярных компью­терных играх и, возможно, даже не застали в живых сво­их воевавших на фронтах прабабушек и прадедушек. Си­туацию пояснил руководитель Брянской региональной общественной организации поискового объединения «Возрождение», советник директора Росвоенцентра при Правительстве РФ Алексей Екимцев. Познакомились с Алексеем Владими­ровичем после экспедиции в урочище Машаница под Трубчевском, успешно проведённой поисковиками его объединения.  Тогда, в 2009 году, в четырёх расстрельных ямах были обнаружены останки 108 человек и воинов, и мирных жите­лей. Поисковики перезахоронили пав­ших по традиционному православному обычаю. С тех пор работа по обнару­жению и перезахоронению останков продолжалась, но к ней прибавились и занятия с детьми — патриотические, воспитательные, духовные.

  • Алексей Владимирович, почему современные дети так активно инте­ресуются поисковой работой?— спро­сили мы у руководителя «Возрождения».
  • Всё очень просто: им это дейст­вительно интересно! Когда два года на­зад мы впервые пришли на встречу в библиотеку, детей поразили наши находки: и металлические «беззубые» гребешки, пуговицы, очки, найденные под Трубчевском, и солдатские медальоны, обнаруженные в захоронении в Жирятинском районе, и другие артефакты. А ещё мы им всяческие поисковые истории рассказывали — и были, и небылицы. В общем, ребята слушали с открытыми рта­ми! А когда интерес есть, то и заставлять никого не надо: сами с удовольствием снова приходят. Вот мы и решили продолжать эту хорошую традицию общения с детыми.
  • С момента первой серьёзной экспедиции <Возро­ждения» прошло уже более трёхлет. Что сделано пои­сковым объединением за это время?
  • В этот период мы проводили не только меропри­ятия по обнаружению и перезахоронению погибших в годы Великой Отечественной войны на территории Брянской и Калужской областей, но и большую работу в плане нравственного, духовного воспитания молодё­жи — школьников и студентов Брянска и Брянской обла­сти. Мы общались с кадетами из Дятьково, школьниками из Трубчевского, Севского, Брянского районов...
  • Как выбираете в какой район, в какую школу от­правиться? Может быть, у вас есть определённая «раз­нарядка»— в каких учреждениях не достаточно хорошо воспитывают в патриотическом плане...

— Никакой разнарядки нет. Всё основано на личных контактах, кото­рые складываются в результате пои­сковой работы. Например, у нас в объ­единении есть поисковик родом из Дубровки. В то время он учился в уни­верситете, на каникулах приезжал в родной город, встретил свою школь­ную учительницу и рассказал о «Возрождении». А его учитель — историк и краевед Татьяна Григорьевна Жукова — сама давно и всерьёз увлекается этой темой. Она и пригласила нас на пер­вую выездную «лекцию». С тех пор так и разъезжаем по всей области. И каж­дый раз нам удаётся припасти для ребят новые интерес­ные факты.

ВОЗВРАЩЁННЫЕ ИМЕНА

  • Расскажите и нашим читателям о своих уникаль­ных находках—о тех неизвестных солдатах, которые спустя столько лет смогли обрести покой...
  • Вахты памяти проводятся ежегодно. Но приведу лишь несколько примеров. Так, в мае 2010 года в Карачевском районе во время раскопок были подняты остан­ки 30 солдат, две фамилии установлены по медальонам. В том же году, но уже в Жирятинском районе поисковики обнаружили захоронения 21 воина, при которых было пять медальонов с личными данными.

Медальон — это капсула с вложенным листком с пер­сональными данными бойца. Часто роль такого медаль­она играла пустая патронная гильза. Именно по ним за­частую устанавливают личности погибших, находят впоследствии родственников. В медальон вносились фамилия, имя, отчество, год рождения, звание, место рождения, военкомат призыва, данные о семье. Правда, есть одно «но»: медальоны выдавались всем воюющим только в 1941-42 годах, да и не все их заполняли, боя­лись. Было поверье: заполнишь — убьют.

В 2011 году мы расширили географию своих экспе­диций — отправились в Калужскую область, а именно в те места, где фронт остановился на несколько меся­цев. В экспедиции в районе деревень Пыренка и Ясенок (во время войны они входили в Смоленскую область) участвовали два отряда: «Витязь» —локомотивного депо станции Брянск-2 и «Пересвет». Были найдены останки погибшего офицера. Определить это удалось по звёз­дочкам на погонах. В настоящее время выявляется лич­ность бойца.

  • А как же можно установить личность погибше­го воина?
  • Давайте рассмотрим этот конкретный случай. По­гоны со звёздочками указывают на 1943 год, в котором эти знаки отличия и появились в Советской армии. Так­же среди найденных останков был обнаружен нагрудный значок участника Хасанских боёв 1938 года — серии стол­кновений между Японской императорской армией и РККА из-за споров о принадлежности территории у озера Хасан и реки Туманная. Согласно историческим данным, со стороны Советского Союза в конфликте участвовало около 15 тысяч человек Нагрудный знак «За Хасан» вру­чался в 1939 году участникам этой операции. По сущест­вующим данным, награждено было более 14 тысяч солдат.

И если учитывать, что в 1943 году воин был лейте­нантом, то в боях за Хасан он входил в младший рядо­вой и сержантский состав. Теперь остаётся найти список награждённых в Российском государственном военном архиве и вычислить безымянного героя. Правда, прове­рить придётся каждую фамилию...

Там же в Калужской области было найдено ещё одно захоронение. Не медицинское — это мы сразу поняли. В общих медицинских «могилах» кроме белья ничего не удаётся обнаружить, а здесь были и личные вещи, и бое­припасы, и шинели...

Около пятидесяти солдат — и только один медальон. Мы достали вкладыш из медальона, и каково было наше разочарование, когда не смогли прочесть информацию на нём. Обратились к экспертам-криминалистам. Слож­ная экспертиза помогла выявить имя бойца — Александр Иванович Мошанов, красноармеец, 1902 года рождения, уроженец Пензенской области. На службу призван 7 мая 1942 года, пропал без вести в январе 1943-го. В настоя­щее время пензенские поисковики пытаются найти род­ственников солдата.

НАДЕЕМСЯ В БУДУЩЕМ УЗНАТЬ ИМЕНА ОСТАЛЬНЫХ БОЙЦОВ...

  • Разве это возможно?
  • Иногда по одному только вкладышу можно уста­новить личности сотен безымянных бойцов — в случае, если данное захоронение обозначено в документах или в архивах существует общий список погибших.
  • Удавалось ли поисковикам <Возрождения» нахо­дить родственников обнаруженных красноармейцев?
  • В 2011 году в районе деревни Ясенка (Калужская область) поисковики отрада «Витязь» обнаружили остан­ки шести бойцов. Личности двоих удалось установить. Одного красноармейца опознали по портсигару. В нём находилась справка о ранении и его письмо жене. Сергей Целовальников из Москвы погиб в 1942 году, жил в Шавринском переулке, дом 10. Несмотря на такую подробную информацию, с родственниками бойца железнодорож­ники пока не смогли связаться.

А вот имя другого бойца установили по медальону — Никита Шачнев. Как выяснилось из того же источника, родом он из села Инясево Саратовской области, родил­ся в 1901 году.

Основатель поисково отряда «Витязь» машинист Евге­ний Шипко начал поиски его родственников. В сети «Од­ноклассники» он связался с жительницей Инясево. Жен­щина рассказала, что в их селе живёт Александр Шачнев, он заместитель главы сельской администрации. Женщина пообещала с ним связаться и пропала из виду. Тогда Ев­гений нашёл телефон администрации в Интернете и по­звонил. Поисковик рассказывал, что ответил ему мужской голос. Евгений попросил к телефону Александра Шачнева. «Это я», — сообщил мужчина. «А вы Никиту Ивановича Шачнева знаете?» — спросил поисковик «Да, это мой дед», — ответили на другом конце провода. «Мы его нашли», — только и успел сказать машинист, а в ответ грохот падаю­щей трубки. Александр Васильевич от волнения не смог удержать телефон в руках.

От внука Никиты Шачнева поисковики узнали, что жива его дочь Анна Никитична. Её дом теперь в Мыти­щах. Когда погиб отец, ей было 13 лет. Всю жизнь она ждала этого момента. А историю его гибели рассказал односельчанин, вернувшийся с фронта. В тот последний день жизни Никита Шачнев был в разведке с ещё семью бойцами и захотел покурить. Огонёк от сигареты уви­дел немецкий снайпер и попал прямо в сердце. Его по­хоронили в поле...

«Удивительно, что мы смогли найти Шачнева, — вспо­минал впоследствии Евгений Шипко. — Он погиб в 1942 году, а на этом месте затем ещё год шли бои. Там было на­стоящее месиво из человеческих тел!»

И такие истории, когда удаётся отыскать родственни­ков погибших, случаются. Пусть и нечасто.

РАССТРЕЛЬНЫЕ ЯМЫ В ЦЕНТРЕ ГОРОДА

Иногда такие «легенды» сами нас находят! Напри­мер, прошедшим летом мы отправились в небольшую эк­спедицию в Дятьковский район. Братскую могилу с остан­ками 112 солдат мы не нашли, хотя располагали картой местности с указанием захоронения. И даже несмотря на то, что карта эта датирована 1943 годом. Зато от мест­ной жительницы мы узнали ещё об одном захоронении. 84-летняя Тамара Кузина рассказала, что во время войны она с несколькими женщинами похоронила здесь девя­терых красноармейцев. Указала и место — поляну ря­дом с конюшней. Однако искать братскую могилу пока невозможно. И дело не в том, что зимой поле покрыто снегом. Сначала в указанном месте надо как следует пора­ботать грейдеру—разгрести многолетние завалы мусора. Только потом можно привлечь специальную аппаратуру.

Также имеется информация о захоронении на тер­ритории Верхнего Судка — в годы войны там осуществ­лялись массовые уничтожения людей, функционировал лагерь военнопленных. По нашим данным, порядка двух тысяч человек покоятся только лишь в верхней части Вер­хнего Судка. И ни памятника не стоит, ни мемориальной таблички! Предполагается также, что расстрельные ямы есть и в оврагах возле так называемых «Лесных сараев». И всё это в центре города!

  • А в чём же проблема? Почему бы по всем обыча­ям не увековечить память погибших солдат и мирных жителей?
  • Причин много. Начиная от оформления всяче­ских разрешений и заканчивая банальной нехваткой средств. Ведь для того, чтобы организовать масштабный поиск солдатских могил в черте Брянска, необходимы негосударственные инвестиции. Иначе говоря, нужны спонсоры, но их нет...

Вторая проблема — у поисковиков недостаточно доку­ментов, благодаря которым можно хоть приблизительно привязаться к месту — сократить радиус поиска захоронений до минимума. Точ­ное место расположения расстрельных ям неизвестно. Да, можно арендовать специальное оборудование, георадар, который способен обнаружить захо­ронения, охватив большую террито­рию. Только на замусоренной местно­сти он совершенно не эффективен. Вот и ищем как слепые, на ощупь.

  • А какие документы, напротив, подтверждают наличие массовых за­хоронений в районе Верхнего Судка?
  • В 1943 году после освобождения Брянска, входившего на тот момент в Орловскую область, была создана го­сударственная чрезвычайная комиссия, которая проводила расследования зло­деяний немецко-фашистских захватчиков на территории Орловщины и Брянщины. В результате опросов населения были составлены соответствующие акты — с реальными рассказами очевидцев. В них я и на­шёл информацию.

А ещё по приглашению научно-просветительского центра «Холокост» я с группой российских преподава­телей посетил Иерусалим. В этом городе есть институт «Яд Вашем», который занимается изучением Шоа — ка­тастрофы еврейского народа. Оттуда я привёз архивные документы, в которых есть информация в том числе и по Верхнему Судку.

  • Вы упомянули экспедицию в Дятьковском районе, когда не удалось найти захоронение 112 солдат, указан­ное на карте. Почему поисковиков постигла неудача?
  • Действительно, известны имена всех 112 воинов, имеется схема погребения сержантского и рядового со­става 971 -го стрелкового полка 273-й стрелковой диви­зии, созданная в 1943 году. Все они погибли накануне освобождения города Брянска, 12 или 13 сентября, за­хоронены близ деревни Епифань. Схема взята поиско­виками в Центральном архиве Министерства обороны РФ в Подольске. И несмотря на все данные, до сих пор никому не удавалось найти этих солдат.

Когда выходишь в поле, весь участок, обозначенный в плане, словно на ладони. Мы обошли всю площадь с гео­радаром. Помогал нам на безвозмездной основе быв­ший сотрудник прокуратуры, некогда участвовавший в поисках останков Николая II на территории Свердлов­ской области. И ни-че-го! Скорее всего, схема неточная. Возможно, создана она по так называемому принципу «пол — потолок — палец», и искать нужно в другом ме­сте. Так что это открытие брянским поисковикам ещё предстоит сделать.

  • И, конечно же, стоит рассказать о том, как вы помогли организовать трёхдневную экскурсию по по­лям сражений для ребят из Бурятии...
  • Было это в сентябре 2009 года. Мне позвонила пре­подаватель одной из бурятских школ Наталья Козловская, пояснила, что они выиграли грант Фонда поддержки де­тей, находящихся в трудной жизненной ситуации, в рам­ках проекта «Байкальские стражи». Сумма гранта позволи­ла отправить в экспедицию в «боевой» регион восьмерых школьников из неблагополучных семей. Их наставница решила отправиться в Брянскую область, вот они и свя­зались с объединением «Возрождение». Правда, раскоп­ки, на которых они побывали, проводились в районе ка­лужских деревень Пыренка и Ясспок. Огромную помощь в организации экспедиции оказал старейший поисковик     Брянщины Алексей Бирюков — коман­дир отряда «Пересвет». Поисковиками были найдены останки трёх бойцов. Хотя в данном случае наиболее важным остаётся другое обстоятельство — дети почувствовали себя настоящими гра­жданами нашей огромной страны. Они прикоснулись сердцем к истории, во­очию увидели, что такое война, какова её цена. И те, кто до сих пор ищет ин­формацию о своих родных, пытается отыскать пропавших без вести солдат, они тоже прикасаются сердцем к исто­рии нашей многострадальной страны.

Поисковики передают останки погибшего в 1942 году рядового Никиты Шачиева его дочери Анне Никитичне. Брянск, 2012 г.

Одна из безымянных братских могил, обнаруженная брянскими поисковиками

Алексей Терентьев у братской могилы, где захоронен его отец. Личность бойца поисковики определили по медальону. 2010 г.

Наталья Филина и Алексей Екимцев с активистами центра «Витязь»

Наталья Филина, заведующая детской городской библиотекой № 2, руководитель информационно-поискового центра «Витязь»

Активные участники поискового объединения «Возрождение» Кирилл Лагутенко и Ольга Анисова

Специальный приз от Российского государственного военного историкок ульт урного центра при Правительстве РФ получило поисковое объединение «Возрождение».

В 2016 году при поддержке поискового объединения на территории региона были проведены крупномасштабные акции «Свет великой Победы», «День белых журавлей» и «Неизвестному солдату посвящается...», в которых приняли участие более трех тысяч человек.