Страницашупиков

Леонид Николаевич Шупиков. Брянская область.

Леонид Николаевич Шупиков — глава крестьянско­го фермерского хозяйства из Суземского района. Жи­вет в деревне Филиппово, которую можно отнести к самим глухим местам области. В Брянск приезжа­ет только по делам. Недавняя поездка была связана с предстоящим севом. А также по сложившейся тра­диции — в январе — феврале навестить редакцию «Брянского рабочего», чтобы рассказать об итогах прошедшего года, выделить проблемы и поделить­ся планами. Ему — слово.

— Правительство обла­сти и департамент сель­ского хозяйства вводят «несвязанную поддержку» сельского хозяйства,— на­чал Леонид Николаевич,— Мне, фермеру, по этой программе перечислено денег... Сколько бы вы ду­мали? Один рубль! Что­бы не быть голословным, могу показать платежное поручение. Как расцени­вать это? Как чиновничий юмор и издевательство? Я склоняюсь к последнему. В то же время в управле­нии сельского хозяйства мне встретился молодой фермер и с возмущени­ем говорил, что, мол, я не люблю президента Пути­на. Откуда он это взял? Я всех руководителей лю­блю, так как понимаю, что не может один человек, будь он хоть семи пядей во лбу, уследить за всем. Так­же, полагаю, не может за всем уследить и губерна­тор Николай Денин. А по­этому если критикую, то тех, от кого зависит благо­получие моего фермерско­го хозяйства.

Считаю, что на уров­не области, а не страны делят фермеров на «чер­ных» и «белых». Первым ничего не положено из бюджета, а вторым мож­но выделить и миллионы. К примеру, мой сын Ев­гений тоже фермер. И ему начислен один рубль «не­связанной поддержки». Хотя цены и тарифы на различные услуги посто­янно, причем бешеными темпами растут. Два года назад, когда он создавал КФХ, тариф банка на об­служивание счета стоил 300 рублей, теперь — 800. Одно платежное поруче­ние обходилось в 8 рублей, через год — в 20, сейчас — в 60 рублей. В то же время цены на сельхозпродук­цию, которую производим, не изменились. Как было 6—7 рублей за килограмм зерна, столько и осталось. Спрашивается, кого под­держивает власть? Может, тех, кто попал в список миллионеров или милли­ардеров? Похоже.

У нас в организации «Фермеры Брянщины», считаю, принято о селе говорить или хорошо или ничего. И это в то время, когда состояние фермер­ских хозяйств, знаю не понаслышке, удручающее. Подавляющее большин­ство влачит жалкое суще­ствование. Их доля — вы­живать и не бросать дело, которое начато с трудом. Хорошо нам с супругой: она пенсионерка, я тоже на заслуженном отдыхе. Наш месячный семейный бюд­жет составляет 20 тысяч. Вот на эти деньги и живем. А о развитии своего КФХ только мечтаем.

Недавно исполнился год, как умер фермер Ва­силий Прокопович Лузганов из Трубчевского района. Он прогремел на всю область своими поро­дистыми овцами. На по­следнем собрании ферме­ров я предложил почтить его память. Мое предло­жение — не только объ­являть минуту молчания, но и, может, изготовить стенд, где рассказывать о таких замечательных людях. А то в нашу орга­низацию вливаются мо­лодые фермеры и даже не знают тех, кто был зачи­нателем движения.

Повторюсь, по словам некоторых чиновников- аграриев, у нас все пре­красно. Считаю, что за хорошими словами скры­ваются и «неблаговидные» дела. Летом прошлого года из-за погодных катаклиз­мов списали посевы на 6 тысячах гектаров. Даже у новоиспеченных фер­меров, которые до этого получили по 500 тысяч рублей (они тоже пода­вали сведения о гибели урожая). В этих данных — вся посевная площадь. Вот. и хочу спросить: чем же они занимались? Три гектара посеяли и все три гектара погибли? Стран­но... А, впрочем, ничего странного. Деньги полу­чали и жук, и жаба. В ре­зультате средства потраче­ны, а никакого развития нет. Чистейшее освоение бюджета! Вот то, что вы­зывает протест у «старых» фермеров.

Часто задаюсь вопро­сом: кто у нас в лиде­рах в аграрном секторе? С экранов телевизоров и газетных страниц не схо­дит имя главы одного из КФХ Карачевского района. Но на его руководителя, как известно, было заве­дено уголовное дело за хи­щение бюджетных средств путем мошенничества (500 тысяч рублей). Если тяж­кое преступление препод­носится как лучшее руко­водство, то о чем вообще можно вести речь? Другой пример — Германия. Там министр обороны, как со­общали по телевизору, по­терял пост из-за того, что в своей диссертации не указал источники, кото­рые цитировал.

Мое хозяйство не про­цветает, но и не банкрот. Ведем его вдвоем с сы­ном. Ни одного наемного работника не держим — справляемся сами. В 2013 году, совсем неблагопо­лучном для сельского хо­зяйства, вырастили 300 тонн зерна в бункерном весе — озимую и яровую пшеницу, рожь и овес. Часть реализовали, но еще много в складах. По­чему не продаем? Причина простая — не можем вы­везти за пределы хозяйства. Живем в Филиппове. Наш дом — единственный в де­ревне. Хорошей дороги нет, точнее сказать, никакой дороги нет. К тому же всю осень шли бесконечные дожди. Землю развезло.

Сын Евгений «попал» под программу поддержки начинающих фермеров — получил 580 тысяч рублей субсидии. Он добавил сво­их денег и купил трактор МТЗ-82 за 640 тысяч ру­блей, грузовой автомобиль и компьютер за 30 тысяч рублей согласно услови­ям поддержки. Однако не успели порадоваться при­обретениям, как трактор украли. Подавали заявле­ние в полицию. Полтора месяца там «изучали до­кументы» и только потом признали сына потерпев­шим...

Нелегко складываются отношения и с теми, кто формирует региональный фонд зерна. Сын уже два года безрезультатно доби­вается квоты, просит, что­бы включили в областную программу. А я никак не могу получить плату за зерно, уже поставленное в фонд. Обращался в ар­битражный суд, выиграл процесс. Однако денег как не было, так и нет. Хотя сумма не большая — всего-то 15 тысяч рублей. Потратил бы их при под­готовке к весеннему севу. Нужно закупить 25 тонн минеральных удобрений и 3 тонны дизтоплииа. А цены сейчас, сами знаете, растут как на дрожжах. Сколько ни говорит президент и председатель правительства, чтобы бан­киры снижали проценты на кредиты, они остают­ся высокими. В Сбербан­ке, например, 19 процен­тов годовых. Как купить трактор, сельхозмашины? Это невозможно. Поэто­му работаем на старых — 1995-го, 1992-го и 1986-го годов выпуска.

В одной из областных газет устами высокопо­ставленного чиновника говорится: как хорошо, что у нас в регионе есть мелкие сельхозтоваропро­изводители. Мол, у них очень выгодный бизнес. Они производят продук­цию, а областная власть помогает им. Например, получать сельхозтехнику по лизингу... Звучит кра­сиво. А если посчитать? Надо платить 8 процен­тов годовых. Откуда брать деньги для этого? Их да­ром никто не дает. А про­дукцию, которую вырас­тишь, тоже не продашь. Получается замкнутый круг. Крестьянские фер­мерские хозяйства ока­зываются на грани бан­кротства или разоряются. У нас в Суземском районе немного таких хозяйств, например, В. Мерзлякова, T. Кульковой, но и они в долгах как в шелках.

Записал Николай ЕГОРОВ.