Страница Шпиленок

Игорь Шпиленок фотогрф Брянск

«Где аиста черного дом» — такое название носила в 1985 году первая фотовыставка в Брянске Игоря Шпиленка. Прошла она с большим успехом. Окрылила автора. Придала силы. Прибавила уверенности. Появились сотни снимков о природе. Запечатлена она в них с любовью, со знанием, искусством. «Я родился в Брянском лесу, живу в нем и, когда мне надо ехать куда-то, уезжаю, преодолевая внутреннее сопротивление, — сказал однажды на открытии своей выставки «Заповедная Россия» в художественном зале Брянска Игорь Шпиленок. — В Африке я был в лучшем нацпарке мира, но везде ловлю себя на том, что мне не хочется расчехлять фотокамеру ни в Африке, ни в Америке. И только в России, а особенцо в Брянском лесу, я, кажется, вообще не закрываю камеру».
Снимки Игоря Шпиленка уникальны. Разнообразны. Высокохудожественны. Они чудесны. Фотографии его помогают людям ценить и любить нашу прекрасную и богатую природу. И конечно, беречь.

Игорь ШПИЛЕНОК фотограф-натуралист, первый директор заповедника «Брянский лес».

  Камчатка

             Шпиленок

Я думаю, что природа дает гораздо больше, чем школьное образование. Мне, например, формальное школьное об­разование только вредило. Помню, школа была самым тяжелым периодом в моей жизни. А сейчас мне вообще жить легко и вольно.

У меня получилась карьера наоборот. Начал в двадцать с небольшим с должности директора заповедника «Брянский лес», а потом, чтобы освободить время для фотосъемок и экспедиций, стал рядовым инспектором охраны в Кроноцком биосферном запо­веднике на Камчатке.

Старший сын Тихон сейчас директор Кроноцкого заповедника. Он вырос на природе, в деревне, когда мы только созда­вали наш брянский заповедник. И это пошло ему на пользу, как и трем другим моим сыновьям. Младшему — 9лет.

Дети с мамой Лори, бывшей американкой, живут в деревне Чухраи Суземского района, в центре заповедника. Она прежде занималась международными программами в Фонде дикой природы. А теперь помогает мне отбирать снимки для выставок и альбомов. И наслаждается деревенской жизнью. Плюс вместе с сыновьями присматривает за четверкой наших лошадей-пенсионеров.

Моего первого коня звали Газик. А настоящий ГАЭ-33081 с дизельным топливом 10 лет ждал в гараже, когда я отправлюсь в экспедицию на Камчатку, и нынешней весной мне, наконец, это удалось. За восемь месяцев я проехал на нем от деревни Чухраи до Пе- тропавловска-Камчатского. Убедился, что не ошибся с выбором транспорта, хотя мне предлагали крутые джипы. Но где бы я в глубинке нашел за пару часов запчасти.

Не люблю, когда меня называют создателем заповедника «Брянский лес». Была группа людей, которые помогали в этом деле достучаться до власти, принять решение. Он вообще небольшой — один из самых маленьких в стране и по площади, и по численности сотрудников. Сейчас это 70 человек. Зато стало больше добровольных помощников и союзников.

Главное — за эти годы изменилась жизнь вокруг заповедника. Жители окрестных деревень стали иначе относиться к заповеднику, почувствовали его своим. Заповедник вписался в нашу жизнь, становится крупным центром просвещения. Это то, чего раньше не хватало брянскому заповеднику. Сайт заповедника «Брянский лес» сейчас признан лучшим в России.

Мы вообще очень выгодно выглядим на фоне остальных заповедников страны. Это признал недавно во время приезда к нам руко­водитель заповедной системы глава Минприроды Сергей Донской. Министр пообещал, что государственный природный биосферный заповедник «Брянский лес» станет ядром будущего национального парка «Придеснянский».

Это замечательная идея.

Национальный парк поможет организовать общение людей с дикой природой. Мы давно стремились к этому. Рань ше посещение заповедника было вообще запрещено, теперь мы организуем экскурсии. Сейчас в заповеднике создана замечательная экологическая тропа. Я по всей России такой тропы не видел. Если к 2018-му году будет создан Национальный парк, брянские жители смогут приехать и гарантированно увидеть диких животных. Режим национального парка обращен к человеку. Здесь нет запрета на сбор грибов и ягод. Зато в национальном парке запрещены наиболее разрушительные виды хозяйствования: вырубки, мелиорация, химические средства, добыча полезных ископаемых.

Главная черта брянской природы — лиричность. Это природа сформировала наш народ, нашу культуру, литературу. Это наша колыбель. Наш ландшафт не меняется.

А на Камчатке пейзаж меняется на глазах. Вулкан, который каждый день меняет высоту и засыпает все пеплом. Долина гейзеров, накрытая на моих глазах селем. В одном только Кроноцком заповеднике девять вулканов, огромное озеро, ледники. Здесь звери непуганые и не боятся человека. Со многими я подружился. Об этом моя фотокнига «Мои камчатские соседи» и другие альбомы.

Интерес к дикой природе у людей огромный. По посещаемости мой блог попадал в первую пятерку, иногда обгоняя даже Навального.

Когда наблюдаешь за животными, начинаешь их очень уважать. Того же медведя, лису или даже крота простого, потому что жизнь животного в дикой природе — все время на пределе. А человек почему-то считает, что вправе распоряжаться его жизнью.

Однажды я медведицу ведром по голове огрел. Но потом понял, что погорячился. И каждый раз, проходя мимо нее, я давал ей понять, что глубоко раскаиваюсь. А самый первый медведь, увидев меня и мой объектив, был просто ошарашен, и он... описался.

Лиса Алиса оказалась сообразительной. Быстро поняла, что мне нужны лапки сусликов, которые просили добыть для иссле­дований ученые-биологи МГУ. И таскала их к порогу избушки в обмен на конфеты. И в научной статье потом ученые выразили особую благодарность не только коллегам, но и лисе Алисе.

Записала Татьяна РИВКИНД