Страница РОПСК

СТАРЫЙ И НОВЫЙ РОПСК БРЯНЩИНА

СТАРЫЙ И НОВЫЙ РОПСК. Мы расстаемся с автостра­дой и далее продвигаемся по менее благоустроенной до­роге. Проезжаем станцию и поселок Климово, где, как мы упоминали, был расположен мужской Покровский монастырь — одиа из самых крупных старообрядческих монастырей России. От него сохранился ряд зданий, в том числе главный собор в духе провинциального клас­сицизма XVIII века. Здания монастыря перестроены и приспособлены под нужды школы-интерната. История этого монастыря довольно любопытна: деревянная По­кровская церковь (не существует), а также вся церковная утварь были перевезены на это место при изгнании рус­ских старообрядцев из Польши в 1764 году. В 1772 году во вновь основанном монастыре была построена камен­ная церковь Николая, которая, видимо, и дошла до нас в перестроенном виде.

А отсюда рукой подать до Старого Ропска.

Сразу видно, что это поселение старинное, когда в си­лу оборонных, а также и эстетических соображений вы­бирали для поселения не ровные места, а, наоборот, изре­занные взгорками и ложбинами. Село расположено по берегам небольшой речки Ирпы. В летописи XII века в составе Черниговского княжества упоминается город Ропеск или Юропеск, на основании чего историки пола­гают, что это именно и было поселение, позже получив­шее название — Старый Ропск.

В самом центре этого древнего поселения сохранилась построенная из дерева Пречистенская церковь довольно архаичного вида, что дает основание датировать ее кон­цом XVII или первой третью XVIII века. Архитектура ее является наглядным воплощением приемов творчества трех народов: русского, украинского и белорусского. Здание рублено из бревен толщиной до сорока сантимет­ров и снаружи обччповано более поздней дощатой обшивкой,  в силу чего первоначальный облик здания утерян и тем самым его художественное качество снижено.

По крестообразному плану и расположению куполов на каждой ветви креста — это типично украинский храм. Но по пропорциям он ближе к русским и белорусским памятникам. В украинских храмах этого типа все главы завершались несколькими барабанами, уменьшавшимися по высоте и ширине; здесь нет этого.

Памятник отличается богатством объемов: выступаю­щие ветви креста с севера, востока и юга — граненые, пятистенные, а с запада — четырехстенная. В зависимо­сти от планов срубов устроены кровли, в основном — шатровые. Между выступающими концами основных срубов прирублены небольшие, пониженные объемы, бла­годаря чему создан гармоничный, красивый план, на ко­тором логично вырастают объемы.

Церковь была сооружена, когда эти земли входили в состав казацкого Стародубского полка.    Административное и в то же время военное деление на полки и сотни способствовало организации военных сил народа для борьбы с многочисленными врагами. Суровому времени соответствовали и формы храма, они также просты и су­ровы, на них никаких резных украшений нет.

Очень прискорбно, что этот редкий памятник находит­ся теперь в запущенном состоянии.

Искусство бесконечно разнообразно. Давно уже заме­чено, что попытки подогнать этапы его развития под какую-то схему, пусть даже самую идеальную и всеобъ­емлющую, обычно кончаются неудачей. Всегда найдутся примеры, которые не укладываются в нее.

Так в данном случае. Только что мы говорили о про­стоте и даже суровости форм архитектуры, ибо жизнь в ту пору была далеко не идиллической. Помимо врагов внешних народ изнывал под игом «ясновельможных» и восставал против них, да и сами гетманские старшины нередко дрались между собой, отчего также страдал народ.

Все это верно, но архитектура при этом была разная! Далеко не всегда она была аскетической и суровой, а скорее, даже наоборот — ее пропорции были стройны, красивые формы поражают богатством своих линий, — в целом создавался архитектурный образ мажорный, приподнятый, ликующий. Такому «непостоянству» не следует удивляться; нет какой-то всеобъясняющей пер­вопричины развития искусства, эти причины многообраз­ны, сложны, нередко противоречивы.

Чтобы убедиться в этом, следует проехать по той же дороге километра три дальше и в селе Новом Ропске, существующем с 1620 года, ознакомиться с Никольской, тоже деревянной церковью. Построена она в 1732 году «коштом его ясновельможности гетмана пана Даниила Апостола», как это явствует из сохранившейся надписи главного входа. Эта надпись выполнена старославян­ским шрифтом, она красиво обрамляет шестиугольный дверной проем и сама по себе является большой ред­костью, каким-то чудом дошедшей до нас.

Объемно-плановое построение церкви в основном то же, что и у предыдущего памятника: крестообразный план, пять куполов, центральный повыше и более мас­сивен, чем остальные. Однако художественный облик па­мятника совсем иной, он создается более стройными про­порциями, формы удлиненные, они тянутся ввысь.

Церковь рублена из бревен толщиной в сорок санти­метров и, как и в предыдущем случае, снаружи облицована более поздней деревянной обшивкой. Внутри срубы обшивки не имеют. По украинскому обычаю, внутренних перекрытий нет, а срубы сверху донизу побелены. Таким образом, перед нами редкий случай сохранившегося ин­терьера памятника такого рода.

Есть еще и другие особенности в архитектуре Ново-Ропской церкви, на которые нельзя не обратить внимание. Это — опоясывающая здание галерея, так называемое опасание. Этот прием хорошо известен по памятникам правобережной Украины, и в свое время он был распро­странен и на левобережье. Но сейчас в этих местах со­хранилось очень мало памятников деревянной культо­вой архитектуры, и ни один из них не имеет опасения. В этом смысле Ново-Ропский памятник является уни­кальным. На Стародубщине климат значительно суровее, чем в южных и западных землях, и поэтому опасание имеет вид закрытой обходной галереи. В западных об­ластях опасание делалось обычно открытым.

Объемы Старо-Ропской церкви кверху суживаются. Это делалось для большей устойчивости здания, но одно­временно этим подчеркивалась устремленность массы здания вверх, чем создавалось впечатление легкости, подвижности. И, наконец, очертания дверных проемов. Они, как отмечалось, не четырехугольные, как обычно, а шестиугольные, четыре верхних угла сделаны тупыми. Это одна из отличительных черт старинного украинского зодчества, такие проемы делались в каменных и дере­вянных монументальных зданиях, а иногда даже в сель­ских хатах, каморах и тому подобных сооружениях.

Ново-Ропский памятник примечателен также тем, что в нем частично сохранилась настенная живопись как снаружи, так и изнутри, что в деревянном зодчестве встречается также очень редко. К сожалению, этой жи­вописи сохранилось мало, и к тому же она, видимо, не­давно для пущего «благолепия» безграмотно «поновле­на» (церковь действующая). Это «самодеятельное» понов-ление старинной живописи практикуется издавна, что является настоящим бедствием для памятников.

Сохранившаяся почти в нетронутом виде живопись на внутренней двери главного входа является довольно ти­пичным образцом подобного рода живописи середины XVIII века. На этой расписной двери укреплен старин­ный замок очень интересного устройства; все части его сложного механизма изнутри здания открыты, как бы демонстрируя мастерство его изготовителя.

В западном притворе церкви устроены небольшие хо­ры в виде перехода от северной стены к южной, что в деревянных церквах встречается также редко.

Итак, характерная выразительная архитектура, настен­ные росписи, интересные детали интерьера, ко всему этому — точная датировка памятника с указанием име­ни заказчика, засвидетельствованная в сохранившейся надписи... Перед нами редчайший для этих мест при­мер, который надо оберегать как зеницу ока!!