СтраницаПредметы

Предметы вооружения и снаряжения всадника и коня. Брянщина.

Русские дружинники

Одним из показателей уровня развития ремесла, торговли, культуры населения Брянского региона в древнерусское время являются предметы вооружения, изготовление которых подчас требовало большого искусства и технического мастерства. Археологические исследования по­селений и курганов дали немало оружия, снаряжения воинов и конской упряжи. Несомненно, что стрелы, копья, боевые топоры, удила, шпоры, стремяна ковались местными кузнецами, итолько некоторые виды дорогого оружия (мечи и сабли) и защитных доспехов (кольчуги, пан-цыри), возможно, привозились из Киева, Чернигова, Великого Новгорода. Впрочем, не исключе­но, что некоторые из этих вещей изготовлялись, например, во Вщиже.

Самыми многочисленными находками на территории Брянской области из предметов воо­ружения являются железные наконечники стрел. Они найдены практически на всех древнерус­ских городищах, а также на некоторых селищах и в курганных насыпях, подвергавшихся раскоп­кам. Они были различной формы и назначения. По сечению лезвия стрелы делались овальными, ромбовидными, квадратными, круглыми, треугольными. Такие стрелы могли использоваться и на охоте и во время военных действий. Специальными воинскими стрелами были стрелы с наконечниками ромбовидного сечения и бронебойными. Бронебойные наконечники были гра­неные, долотовидной и пирамидальной фор­мы, использовались с X в. до первой половины XIII в. В группу граненых бронебойных, слу­живших для пробивания кольчуг, пластинча­тых доспехов, шлемов, щитов, обнаруженных в регионе, входят свыше десяти типов. Пода­вляющее большинство найденных у нас нако­нечников (более ста) - только черешковые, а не втульчатые (они вставлялись в торец древ­ка, а не надевались на него). Вес большинства наконечников древнерусских стрел 8-10 г, но встречаются и весом от 3 до 20 грамм. Поми­мо боевых, охотничьих и рыболовных стрел, на Руси использовались и зажигательные стрелы. Впрочем, ими пользовались очень редко. Они имели двушипный наконечник, чтобы зацепляться за кровлю зданий и вызы­вать пожар. Для стрельбы по незащищенному доспехами врагу и по коням противника наи­более эффективными были трехлопастные и плоские широкие наконечники стрел (срез-ни), наносившие широкие раны, вызывавшие сильное кровотечение и тем самым быстро выводившие пешего или конного врага из строя. Древки стрел из сосны, ели, березы и других пород деревьев в культурном слое брянских поселений не сохраняются.

Личина шелома, найденная при раскопках древнего Вщижа

Наконечники древнерусских стрел и сулиц. Брянский краведческий музей

Колчаны («тулы») - футляры для стрел изготовлялись из бере­сты и кожи с костяными или железными накладками и креплениями. Накладки колчана из кости были обнаружены в одном из курганов Кветуни, а железная петля для крепления колчана к поясу - на посе­лении Борки-3. Там же был найден костяной трубчатый напалечник, защищавший указательный палец правой руки от удара при натягива­нии тетивы. Костяные детали колчана происходят и из кургана №68 Кветунского некрополя. В древнем Брянске (Покровская Гора) были обнаружены костяные орнаментированные накладки, по-видимому, от «налучья» (кожаного футляра для хранения лука).

Железных наконечников копий на Брянской земле известно не­много. В древнерусский период были распространены два типа нако­нечников копий - листовидный и ромбовидный, втульчатые. Вторые изготовлялись цельностальные или со стальной полосой, отдельно из­готавливалась втулка копья и сваривалась с пером. Оба типа наконеч­ников копий - тяжелых и длинных пехотных, легких кавалерийских и универсальных рогатин (для охоты на медведей, а на войне - для борьбы с конницей) представлены брянскими [Вщиж, Карачев, За­руб, Тимоновка]. Еще один экземпляр специализированного боевого наконечника копья ланцетовидной формы Х- первой половины XI вв., найденный рядом с поселением Борки-3, был изготовлен в Скандина­вии. Найдены и черешковые наконечники метательных копий-сулиц с плоским пером, характерные для ХН-ХШ вв. [Гостиловка]. Сулица по своим размерам - нечто среднее между копьем и стрелой. Кроме наконечников копий, обнаружены железные втоки для их древков в форме конического колпачка с притуплённым концом и отверстием для гвоздя.

Боевых топоров на брянской земле найдено немного. Большин­ство их следует отнести к оружию пеших ратников. У всадника упо­требление небольших топориков, особенно чеканов, было ограниче­но. Это оружие пускали в ход во время затяжного кавалерийского боя, превращавшегося в тесную схватку отдельных групп воинов, когда длинное древковое оружие мешало сражаться. Брянские находки под­разделяются на две группы. Два экземпляра из дружинных курганов второй половины X - первой половины XI вв. в Левенке и Кветуни. Это специальные боевые топорики-молотки (чеканы), небольшие по раз­меру (11-16 см длиной) и весившие 200-350 г. К чеканам, по-видимому, относился и топорик (от него сохранилось пятно 10 х 8 см ржавчины в форме топора) из кургана с захоронением дружинника конца X - начала XI века. Ко второй груп­пе топоров относятся секиры, похожие на производственные (рабочие) топоры, но миниатюр­нее, использовавшиеся как «универсальный инструмент похода и боя». Длина лезвия секиры до 15 см, ширина 10-12 см, вес - до 450 г. По меньшей мере два таких топора были обнаружены во Вщиже и два - в курганах Кветунского некрополя. Они датируются XII в. Наиболее оригиналь­ную, не относящуюся полностью ни к одному типу форму имеет второй топор из Левенских курганов, объединяющий в себе черты разных типов и датируемый X - началом XI вв.

Ножи с длиной лезвия не менее 15 см относят, как правило, к боевым («засапожникам»). Их также известно немного. Это, прежде всего, стальной стилет из Вщижа, нож «бритвообразной» формы со срезанным острием и костяной рукоятью с золотой накладкой (длина лезвия 13,5 см) из кургана №2 у с. Левенка (оба конца Х-Х1вв.), боевой нож (сохранившаяся длина 17,5 см) XI в. с посада Кветунского археологического комплекса и два обломка боевого ножа X в. с поселения Борки-3 (черешковая рукоять длиной 9,5 см и лезвие - ок.16 см).

Позолоченная поясная накладка с изображением льва. Археологический комплекс Лопушь (Выгоничский район)

Вислая актовая печать. Такие находки свидетельствуют о присутствии на поселении представителей княжеской администрации или феодальной знати.

Находки такого оружия ближнего боя, как мечи и сабли, в ар­хеологических памятниках Брянской области немногочисленны. К ним относятся меч, найденный в XIX в. во Вщиже, навершие рукоя­ти меча из Заруба и обоймица от ножен сабли из Дьбрянска. Первые русские сабли, найденные в курганах князей, бояр и дружинников вблизи границы со степью, датируются X - первой половиной XI сто­летия. Именно такой сабле и принадлежала обоймица от ее ножен. Можно предположить, что владелец сабли обзавелся ею на юге, на степной границе, как трофеем, захваченным у кочевника-печенега. К привилегированному оружию относились мечи. Их владель­цами были воины-дружинники, купцы, бояре и князья, а иногда и состоятельные ремесленники. Редкость находок мечей (как и шле­мов, доспехов, щитов) объясняется тем, что меч, как особо почитае­мое и ценное оружие, в те времена передавали от отца к сыну и при наличии наследника исключался из числа погребальных прино­шений. Лезвия средневековых мечей почти одинаковы при общей длине около 1 м, ширине до 6-6,5 см, плоские с долами (вертикаль­ными углублениями), занимающими среднюю треть клинка, слегка суживаются к оконечности. Для классификации мечей разработана типология, основанная на их рукоятях, которые сопоставляются по формам и украшениям.

На территории Брянской области достоверно известны на­ходки только двух мечей и одного навершия рукояти меча (Заруб). Первый из них обнаружили крестьяне с. Вщиж во второй половине XIX века. Он был стандартным, обычным мечом конца XII- первой трети XIII вв. и теперь хранится в Государственном историческом музее в Москве. Зато второй меч, найденный 21 мая 1869 г. у с. Лю-божичи Трубчевского уезда местным крестьянином Яковом Сави­ным, представлял собой великолепный образец парадного меча. Он сохранился, к сожалению, не полностью: часть клинка (нижняя) и основание навершия были утрачены еще в древности. Общая дли­на сохранившейся части меча равна 61 см, клинка - 47,7 см, рукояти - 13,3 см. Ширина клинка - 5,8 см, дола - 2,5 см. Сохранившиеся ру­коять и верхняя часть клинка датируются Х- началом XI вв. Ее мас­сивные перекрестия и навершие покрыты гравированным по сере­бру узором. На перекрестке различимы две пары лап, перехваченные лентами. На поверхности рукояти были прорезаны углубления для вставки золотых пластинок с напаянными колечками. На клинке имеется надпись, представляющая собой сокращенный текст, переданный латински­ми буквами. Клинок и рукоять любожичского меча были изготовлены во второй половине X в. в одной из оружейных мастерских на р. Рейн в Германии, где на него и была нанесена надпись. Рукоять меча, вероятнее всего, была изготовлена в Дании. Первый владелец меча был знатным дружинником очень высокого ранга и принадлежал к ближайшему окружению датских конун­гов (королей) Харольда Синезубого (умер между 985 и 987 гг.) или сменившего его на престоле Свена Вилобородого. Факт поломки меча в древности однозначно указывает на то, что это про­изошло в бою, который закончился для его владельца плачевно: он либо погиб, либо был тяже­ло ранен и не смог найти свой меч.

Конские удила с золотой насечкой из снаряжения знатного всадника-дружинника. Старопочепье. Брянский краеведческий музей

Находки доспехов и их элементов достаточно редки. К ним относятся шлемы, кольчуги и наборные пластинчатые доспехи. У русских воинов в домонгольский период преобладали сфе­роконические шлемы. Даже прямой сабельный удар мог безвредно соскользнуть с обтекаемой плоскости этого боевого наголовья, известного под названием «шелом». В ходе княжеских меж­доусобиц в ходе усиления доспеха возникли оригинальные куполовидные наголовья с полу­маской. Во Вщиже была обнаружена железная личина от такого шлема, покрытая серебром и позолотой. Такие маски-личины прикреплялись к шлему и защищали верхнюю часть лица и нос. Снизу к ней прикреплялась кольчужная сетка, защищавшая нижнюю часть лица. Шлемы, снабженные личинами, известны в Европе со второй половины XII века. Вщижская личина при­надлежала, как минимум, одному из бояр вщижского князя.

Находки целых кольчатых доспехов-кольчуг («броней») на территории Древнерусского го­сударства уникальны. Поэтому каждый такой образец военной культуры и ремесленного ма­стерства представляет значительный интерес. Летом 1966 г. в с. Новый Ропск Климовского района была обнаружена домонгольская кольчуга «в виде кома ржавого железа». Она прошла реставрацию и представляет собой кольчужную рубашку довольно хорошей сохранности. Ее длина - 75 см, ширина в плечах - 102 см, а в поясе - 58 см. Рукава короткие, система плетения колец традиционная - одно кольцо соединяет четыре соседних и склепывается заклепкой. Все кольца круглые в сечении диаметром 0,8 см и толщиной проволоки в 1,8 мм. Вес кольчуги - 6,6 кг (без учета утраченных фрагментов и потерь от коррозии), она составлена из 39 тысяч колец. Датируется данная кольчуга XIII в., она, скорее всего, была спрятана на берегу р. Ирпы воином-дружинником для облегчения преодоления этой водной преграды вплавь. Есть сведения о на­ходке кольчуги в торфянике у г. Погар, но она, к сожалению, так и не попала в руки ученых.

Снаряжение всадника и верхо­вого коня на территории современ­ной Брянской области представле­но многочисленными находками удил, стремян, шпор и некоторых металлических и костяных принад­лежностей убора верхового коня. Они встречены на многих древне­русских археологических памят­никах, но особенно многочислен­ны во Вщиже и Зарубе. У нас были распространены общеславянские удила со псалиями, т.е. приспосо­блены к управлению «горячим» конем. Наибольший интерес пред­ставляют конские удила со псали­ями в форме лунниц, украшенные золотой инкрустацией с городища у с. Старопочепье Почепского рай­она, бесспорно, принадлежавшие дружиннику высокого ранга. Воины Древней Руси использовали конные ножные опоры - стремена. В XI - начале XII вв. внедряются новые образцы местной выделки, приспособленные к воинской обуви с подошвой разной сте­пени жесткости. Во второй половине XII в. численный перевес получают стремена с прямой и слабоизогнутой подножкой, присущие тяжеловооруженным всадникам. Такие стремена в зна­чительном количестве были найдены в Зарубе и особенно во Вщиже.

Как и в Западной Европе, на Руси шпоры были неотъемлемой принадлежностью конного воина и состоятельного человека. В XII в. изогнутые шпоры, снабженные шипами, господство­вали на Руси. Но по мере развития тактики конных схваток оружейники предпринимали попыт­ки точнее рассчитать дозволенное колющее действие шипа на лошадь. Используются разные виды шипов с противотравмирующими ограничителями. Проблему создания действенных, не причиняющих коню ранений шпор разрешила их новая разновидность с подвижным звездча­тым колесиком. Такая шпора была найдена в с. Лопушь, в Зарубе, а во Вщиже - много шпор с шипами.

К металлическим принадлежностям убора верхового коня относились подпружные пряж­ки трапециевидных, прямоугольных, а с XI в. и полукольцевидных и кольцевидных форм, обна­руженные в Зарубе, Стародубе и Вщиже.

Наконечники древнерусских железных копья-сулицы и рогатины, Музей Суземской средней школы № 2

Предшественниками подков явились ледоходные шипы для человека и коня, появившиеся на Руси в XI в. Они позволяли безопасно передвигаться по скользким дорогам и льду в зимнее время. Обнаружены в древнем Брянске и Зарубе. Начиная с XI в. употребление шипов для кон­ских копыт не исключало применение обычных подков.

Обзор брянских находок снаряжения конного воина дополняют находки резных костяных деталей конского седла, железной скребницы и инструмента для очистки копыт из Вщижа.

В Восточной Европе самострелы (арбалеты) уступали луку, что было связано с тактикой конных столкновений. Установлено, что лучник мог выпустить в минуту около 10 стрел, а ар­балетчик за это же время - только одну-две. Применение арбалета свойственно позиционной войне, т.к. во время перезаряжения арбалетчик представлял собой удобную мишень. Поэтому он должен был действовать из-за укрытия - стены или щита. Впрочем, с середины XII в., судя по летописям, самострелы на Руси используют и конные воины. Существование механического лука в домонгольский период доказывается находками наконечников бронебойных болтов для арбалетов. Они пирамидальны, имеют грани, квадратны или ромбовидны в поперечном сече­нии и весят 20-50 г. Такие наконечники (2 экз.) были найдены в 1971 г. при раскопках древнего Брянска и служили для поражения врагов, защищенных тяжелыми доспехами. К коловоротно-му приспособлению для механического натяжения тетивы самострела, возможно, относится найденная в 1940 г. во Вщиже в слое XIII в. железная зубчатая шестерня. Ее мелкие зубчатые выступы при повороте, вероятно, сцеплялись с такими же на кольце рукояти коловорота. Такой способ заряжения арбалета не требовал его упора в землю, и вследствие этого оружие стало до­ступно и всаднику.

Летом 2001 г. неподалеку от древнего Вщижа была сделана уникальная находка - обна­ружены остатки древнерусской ладьи-однодеревки, датированной радиоуглеродным методом серединой XIII в. Длина сохранившейся части - 8,8 м, корма и левый борт утрачены в древности. Ладья была изготовлена из ствола дерева диаметром около 1,2 м. Ствол был выдолблен железным инструментом и обожжен, а труба ладьи - распарена. Эта боевая речная ладья могла нести на борту 14-16 воинов (включая 12 гребцов, кормчего и впередсмотрящего] и небольшой груз. Эта уникальная находка свидетельствует о домонгольских корнях традиции военного речного судостроения на Брянской земле.