Страницаполитика

ОККУПАЦИОННАЯ ПОЛИТИКА ГИТЛЕРОВЦЕВ НА ТЕРРИТОРИИ БРЯНСКОЙ ОБЛАСТИ

В числе первых, областей РСФСР, подвергшихся ок­купации, была  Брянская. В силу превратностей вой­ны тысячи советских людей: остались на оккупирован­ной врагом территории и вынуждены были перенести ужасы фашистской оккупации.

Вся полнота власти в зоне армейского тыла, куда входила территория нынешней Брянской области, находилась в руках командования немецко-фашистских войск.

Так, 25 октября 1941 г. в Брянске был объявлен при­каз городской управы, в котором- сообщалось, что гражданская власть на территории города с разрешения германской военной власти принадлежит городской управе.. Неподчинение распоряжениям горуправы со стороны гражданского населения будет рассматривать­ся как преступление и строго караться.

Управленческий аппарат оккупантов содержался за счет налогов с населения. Так, в директиве Сёвско'го уездного управления Шаровскому волостному управле­нию от 9 марта 1942 г. сказано, что сельские старосты, писари, полицейские, лесники лесов местного пользования содержатся за счет земельного общества***.

Так, приказ по Брянской городской управе от 2 яйй'а-ря 1942 года гласил: «Всем гражданам Брянска и его поселков предлагается в трехдневный срок со дня объ­явления сего доставить всю имеющуюся у них коммуни­стическую литературу для уничтожения... Не подчинив­шиеся настоящему приказу будут наказаны»*.

Всякого рода комендатуры брали на себя даже такое непосильное дело, как ликвидацию Коммунистической партии. Например, в инструкции Брянской фельдкомен-датуры 184 указывалось: «Коммунистическая партия, как и всякого рода коммунистические организации, с мо­мента опубликования сего считаются ликвидированны­ми.

Фашистские захватчики прибегли и к более изощрен­ным, коварным методам привлечения населения окку­пированной территории на свою сторону. Вот один из примеров. На второй день оккупации районного центра Локоть появилась афиша, извещающая о том, что от­ныне и навсегда Локоть — центр волости. Внизу под­пись: старшина волости Воскобойннк. Этот матерый шпион и предатель, в прошлом белогвардеец, с оккупа­цией Брасовского района сразу же пустил в ход все средства привлечения населения на сторону оккупантов. Оборудовал и открыл госпиталь для излечения не толь­ко немцев, но и раненых бойцов н командиров Красной Армии, оказавшихся в окружении. Открыл и тюрьмы, якобы с целью создания безопасной жизни для населе­ния от воров, жуликов, грабителей и прочих уголовных элементов. Собрал жителей райцентра и прилегающих селений, обещал удовлетворять самые насущные инте­ресы населения: крестьян не обременять налогами, нг призывать в «освободительную армию», полицию. Вза­мен этого крестьяне должны исправно поставлять «но­вой власти» хлеб. Молодежи же Воскобойннк льстил; устраивал угощения, создал хор, театральный коллек­тив. Для девушек организовал школу верховой езды на брасовских рысаках. Заказал дамские седла, выделил инструкторов.

Вскоре население почувствовало «заботу»    старшины.

Гитлеровские оккупанты в своей преступной деятель­ности пытались .найти опору среди морально разложив­шихся и преступных элементов из числа местных жите­лей.. Но таких оказалось мало. Их не хватало, даже укомплектовать созданный гитлеровцами аппарат так называемого местного гражданского самоуправления (старосты, волостные старшины и волостная полиция, начальники районов, округов и т. д.).

Для ведения идеологической войны на оккупирован­ной территории Советского Союза фашисты создали сие-циальпый аппарат. Идеологическая обработка направ­лялась Восточным отделом с филиалом «Винета» (служ­ба, пропаганды в Восточных районах). Среди оккупаци­онной администрации имелись специальные отделы про-, паганды. Создавались они в крупных городах и насе­ленных пунктах при военно-полевых комендатурах или в горуправах и иногда назывались отделами культуры и просвещения.

На оккупированную советскую территорию понаехало множество сельскохозяйственных руководителей, инспек­торов, управляющих и т. д. Им тоже было вменено в обязанность проводить с населением политическую про­паганду. Пропагандистские материалы гитлеровскимя чиновниками рассылались по всем учреждениям, рай-онам, волостным управлениям, всем сельским старо­стам. Бургомистры, старосты и другие чины, по указа­нию нацистских пропагандистов, обязаны были зачиты­вать населению немецкие газеты и листовки.

 Особое внимание уделялось распространению антисо­ветской стряпни среди партизан. Вот один из гитлеров­ских документов, свидетельствующий о той роли, кото­рую гитлеровское командование уделяло «работе» с пар­тизанами. Так, 25 октября 1941 года фон Браухич одоб­рил установки по борьбе с партизанами, которые обрели силу закона. В этом документе был раздел «Пропаган­да». В нем сказано: «Пропаганда является важнейшим оружием в борьбе с партизанами, особенно учитывая, что населеннее -как-тпрабило,- находится длительное, время.

Руководители гитлеровской пропаганды на оккупиро­ванной территории нашей страны «позаботились» о под­готовке кадров пропагандистов из среды местного на­селения, преимущественно из интеллигенции. В Брянг ске, например, была создана так называемая «полит­школа». Она функционировала круглый год, имела по­мещение с оборудованными залами для чтения лекций, комнаты для занятий, библиотеку**.

Захватчики пытались оживить" чаетнособственничё-ские инстинкты, национальные пережитки, натравить народы друг на друга. Тем самым стремились подавить волю к сопротивлению.

Важное место в гитлеровской пропаганде занимали по­вседневная трескотня и шумиха по поводу побед немец; неофашистской армии, о поражении Красной Армий, неспособности советских генералов и офицеров. Уже осенью 1941 г. в селах и городах оккупированных рай­онов Советского Союза выступали фашистские агита­торы, распространявшие ложь о том, что Москва и Ле­нинград пали и немцы подходят к Уралу***.

Излюбленным и распространенным приемом гитлё-^ ровской пропаганды было издание листовок от имени Советского  командования.

Оккупационные власти понимали, что в условиях военной разрухи и саботажа трудно будет получить необходимое количество продо­вольствия от крестьян оккупированных районов. И, не­смотря на то, что всячески рекламировали политику о роспуске колхозов, во всех распоряжениях оккупацион­ной администрации по вопросам о сельском хозяйстве требовали коллективной обработки земли, но с. введе­нием вместо колхозов так называемых «общинных хо­зяйств». Командование гитлеровской армии и админи­страция на оккупированной территории предписывало населению вести весений сев, убирать урожай и прово­дить другие сельскохозяйственные работы.

Короче говоря, в своих планах гитлеровцы отводили нашей стране после желаемого порабощения роль сырьевого придатка империалистической машины гер­манских промышленных и военных воротил. Оккупиро­ванная территория СССР считалась колонией Германии, и Гитлер это много раз подчеркивал. В ноябре 1941 г. он заявил: «Для нас восточное пространство является тем же самым, чем Индия для Англии»**.

В августе 1942 г. «министерство» Розенберга состави­ло документ, в котором перечислялись принципы окку­пационной политики. В нем цитируются отрывки из различных фашистских документов и из выступлений нацистских главарей. Приведем отрывок из письма Бор­мана Розенбергу: «Славяне должны работать на нас. Если они нам не нужны, они должны умереть. Медицин­ская забота о них излишняя. Образование опасно, до­статочно, если они умеют считать до 100. В лучшем случае допустимо такое образование, которое обеспечит нам чернорабочих. Религию мы разрешим как средство оболванивания. Для питания они получат только самое необходимое. Мы здесь господа, мы первые»***.

Вот такими методами преступная шайка главных на­цистов выполняла установки своего фюрера, который на совещании 16 июля 1941 г. заявил, что захваченные территории навсегда останутся во владении Германий* «В основном дело сводится-к-тому,-чтобы-освоить огром­ный пирог, с тем чтобы, во-первых,..овладеть- им, во-вторых, управлять и, в-третьих, эксплуатировать

Вскоре после начала войны против Советского Союза и огромных потерь на советско-германском фронте пра­вителям Германии пришлось провести у себя несколько тотальных мобилизаций. В результате этого в Герма­нии не хватало рабочих рук для обслуживания нужд промышленности и сельского хозяйства. Последовали одна за другой насильственные мобилизации молодежи оккупированных областей нашей страны на работы <в Германию. В г. Брянске угон в рабство осуществляла «биржа труда».

Население всячески срывало приказы гитлеровцев. В бессильной злобе сочинялись новые распоряжения. Так, 22 декабря. 1942 г. начальник Севской уездной полиции-предупреждал старшину Шведчиковской волости: «На­поминаю Вам последний раз о том, что если не достави­те 44 человека для отправки в Германию на пятницу 25 декабря или субботу к 8 часам утра, то будете на­казаны»**.

Принудительную отправку населения оккупированных районов Советского Союза на каторжные работы гитле­ровцы пытались прикрыть фиговым листком «добро­вольности». На деле эта «добровольность» выглядела таким образом. Жителей по одному приглашали в "ко­мендатуру и заставляли писать заявления на имя не­мецкого командования с просьбой направить на работу в.Германию. Никто такого заявления, разумеется, пи­сать не хотел. Тогда фашистские вербовщики силой за­ставляли писать их. Вслед за этим объявлялось, что, столько-то граждан обратилось с заявлениями об от­правке в Германию***.

Фашистские рабовладельцы проводят настоящие об­лавы на людей. Проводя насильственную, мобилизацию населения, на работы в Германию, оккупанты часто решали не только задачи обеспечения Германия рабочей силой, но и преследовали другую цель — избавиться от «нежелательных элементов», т. е. патриотически на­строенных советских людей.

Главнокомандующий группой армии  фельд­маршал фон Клюге в приказе от 14 июля 10.3 года рас­порядился «...изъять все пригоднее к работе население,.. ч отправить в Германию с целью дальнейшего увеличе­ния числа рабочих рук з амперпи»*.

Советские люди, оказавшиеся в силу превратностей военного времени па временно оккупированной терри­тории, подвергались массовому уничтожению. Террор и насилие на оккупированной советской территории осу­ществляли немецкая администрация СД (служба без опасности), СС (охранные отряды), военно-полевые и местные комендатуры, полиция, жандармерия, регуляр­ные войска и добровольные помощники гитлеровцев — полицейские и формирования так называемой РОА — (русской освободительной армии), всевозможные «ле­гионы», «батальоны» и «особые команды».

Свои первые удары фашисты обрушивали на комму­нистов. Страх перед коммунистами был так велик, что даже участников кружков ПВХО гитлеровцы относил:» к «опасному элементу» и брали их на особый учет.

Жесткими я беспощадными были гитлеровцы и по отношению к военнопленным и партизанам. В акте о злодеяниях немецко-фашистских захватчиков в г. Брян­ске и его окрестностях говорится: «Вступив в г. Брянск б октября 1941 г., 'Немецкие военные власти начали .час-совке аресты жителей. Арестовывались прежде всего партийно-советский зктпз к военнопленные, которых за-гоняли в сараи, потом выводили на правый склон овра­га Верхний Судок п расстреливали из пулеметов и аз-томатов. До весны 1942 г. здесь было расстреляно 3 500 человек»**. Уничтожение советских людей было возведено фашистами в ранг государственной политики.

Гитлеровцы на    оккупированной   территории   строго придерживались указаниям своих главарей. Только на территории Брянской области фашисты убили й замучи­ли 74 771 мирных граждан, 48 715 военнопленных, угна­ла в рабство 153 773 четовека.

Оккупанты оправдывали совершаемые ими зверства стремлением обезопасить тыл своих войск, Но разве не­обходимо было для охраны тыла войск фюрера сжигать теревня уничтожать детей, стариков и женщин, умер-щелят:. в лагерях смерти военнопленных? Все эти дей­ствия являлись осуществлением плана «Ост», преду­сматривавшего физическое истребление десятков лил ляонов советских людей.

Таким образом, сущность гитлеровской оккупационной политики на Брянщике, как и на других временно окху* широканшлх территориях нашей страны, сводилась к все­общему ограблению населения, захвату земли и природ­ных богатств. оаЗеко-крепостническому труду для рабо­чих п крестьян, насильственному угону населения в Германию, ликвидации русской национальной культуры п национально;? культуры народов СССР, уничтожению государственности, истреблению советского населения, военнопленных и партизан.

При проведении указанной выше поли гики гитлеровцы постарались использовать всех, кто по той или иной поичике был недоволен Советской властью, политикой Коммунистической партии. С помощью предателей, бело-гвардейоев и им подобных создавались Даже «партии» и «союзы*. Так, в приказе по Локотскому окружному самоуправлению от 29 марта 1942 г. за № 90 обер-бур-гомисто округа Б. Каминский писал: «Считаю необходи­мым практически разрешить вполне справедливый к чавко назревший вопрос, вопрос образования националь­ной социалистической партии России. Для организации и руководства приемом новых членов в названную орга­низацию приказываю: образовать оргкомитет в соста­ве...»". И далее перечисляются лица, включенные бурге-мнегром в «оргкомитет».

Эта «партия», которой руководили матерые шпионы и контрреволюционеры — Воскобойник. Каминский, и другие, имел-а- в свеем: распоряжении типографию, выйускала;газету «Голос народа»; подготовила и издала еще в ноябре 1941 г. большим тиражом, так называе­мый «манифест» национал-социалистической партии России» («Викинг-Витязь»). «Манифест» широко распро­странялся. Он обещал ликвидацию большевизма, колхоз­ной-собственности и обеспечения свободы частной соб­ственности,.

/Само-название партии дает представление, что. за «партия»-создавалась врагом в.пос. Локоть Брасовского района. Она называлась так, как называли свою партию немецкие фашисты, — «национал-социалистическая». Чтобы хоть кого-нибудь привлечь в ее ряды, «вожди» сделали реверанс в сторону бывших кулаков. Весьма примечательным в этом отношении является приказ' по тому, же Локотскому уездному самоуправлению о воз­вращении бывшим кулакам нх имущества. Речь идет о приказе № 185 по Локотскому окружному управленшо от 23 нюня 1942 г. В нем сказано: «При раскулачивании и даче твердых заданий по выполнению различного ро­да налогов у крестьян Советской властью... производи­лось изъятие построек, скота, сельскохозяйственного инвентаря и другого имущества, В настоящий момент раскулаченные, твердозаданды и другие, обиженные Советской властью, возвращаются на место своих быв­ших-.жилищ.

В целях восстановления справедливости приказываю:

§ 1. Всем раскулаченным и твердозаданцам возвра­тить безвозмездно принадлежавшие им ранее постройки всех видов: жилые дома, сараи, риги, прочее, а также сельхозкнвентарь: молотилки, веялки, жатки, сеялки и-подсобно-промышленные предприятия всех видов: мель­ницы,, шерстобнтки, крупорушки, просорушки и пр.»*.   .

Однако.даже.этот «резерв» не помог. В «партию» ни­кто не шел, за исключением нескольких сот таких же предателей, как Воскобойник и Каминский.

Вскоре партизаны Брянщины внесли «поправку» в де­ло создания «партии». Один из ее лидеров Воскобойник был убит народными мстителями вовремя налета-на пос. Локоть.

Позднее бригаду Каминского перебросили в Польшу. Дм. Щеглов, имевший дело с допросами взятых в плен солдат из этой бригады, Пишет: «Вся эта банда за свб'И полезные фюреру дела была удостоена высшей воинской награды — включена в фашистскую гвардию, в части охранных войск СС. Кто был осужден Советской властью, тот удостаивался чести'быть принятым без вся­ких дополнительных рекомендаций»'*.

Была попытка создать и. молодежный союз в городе Брянске, но молодежь отказалась от него.

Немецкие империалисты, предпринимая разбойничье нападение на нашу страну, рассчитывали на непрочность советского строя. Они считали, что под первыми нее уда­рами извне немедленно возникнут ссоры и раздоры меж­ду крестьянами и рабочими, между народами, населяю­щими нашу страну. Тем самым им легко удастся парали­зовать какое бы то «и было сопротивление населения оккупантам. Больше того, фашисты полагали, что им удастся создать на территории СССР «пятую колонну». Но их надежды не оправдались, в чем они убедились уже в первые недели. Фашисты были также уверены в том, что силой оружия, жестокостью оккупационного режима они создадут непроницаемый заслон между на­селением, оказавшимся в зоне оккупации, с -одной сторо­ны, партийными и советскими органами, с'другой. Но и в данном случае они грубо просчитались. Им не удалось нарушить идейные и организационные связи Коммуни­стической партии с советскими людьми, оказавшимися на временно оккупированной территории.

В.М.СТЕЛЬМАХ, зам. зав, отделом пропаганды и агитации обкома КПСС