СтраницаПасека

Пасека Александра Романова. Брянская область. 

Пасека Александра РОМА­НОВА - едва ли не главная достопримечательность де­ревни Хотеево Брасовского района. По сотне разно­цветных пчелиных домиков здесь ориентируют приез­жих, именно от них начинает отсчёт главная деревенская улица.

Дело жизни в подарок

Добраться до места обитания владельца одной из самых круп­ных в регионе пасек оказывается не так-то просто. Спустя два ча­са езды от центра города, в по­пытках обогнуть ручьи, овраги и вымершие деревни, машина наконец подъезжает к нужному дому. На улицу выходит сам Ро­манов- мужчина средних лет, с усами цвета мёда и такой широ­кой улыбкой, увидеть которую сегодня можно, пожалуй, только в русской деревне.

Хотеево - как раз одна из них. Без газа и воды здесь до сих пор живёт несколько десятков че­ловек. Среди них и хозяин па­секи.

- Я свою деревню ни на что не променяю, хотя человек я обра­зованный и в городе в своё время много прожил — два высших об­разования успел получить. Но, когда взял из вузов дипломы, тут же собрал вещи и поехал назад, в Хотеево. Здесь моя жизнь.

Жизнь Александра — это его семья, дети в школе, для кото­рых он преподаёт физику, ма­тематику и информатику, и его пчёлы, с которыми он возится едва ли не с детства.

- Когда был ребёнком, любил уходить гулять в леса и поля. Однажды наткнулся на пасеку - один пчеловод привёз её на лет­ние месяцы для сбора мёда, так стал периодически захаживать туда, нравилось мне наблюдать, как пчёлы трудятся. Пасечник мой интерес заметил, предложил подработать. Я добросовестно сезон ухаживал, присматривал за домиками.

Когда он пасеку увозил, за работу решил отблагодарить - подарил одну семью, с неё и началась моя страсть.

Всюду жизнь

Сегодня «страсть» превра­тилась почти в 150 маленьких разноцветных домиков со сво­ей большой и важной жизнью в каждом из них. Пчёлы Алек­сандра — особенные. После уни­верситета пасечник занимался селекцией и, по его словам, путём скрещивания ему удалось вывести самый добрый и трудо­любивый вид.

-      Бывает, конечно, что жа­лят до десяти раз в сутки, - при­знаётся Александр, но это не со зла. Пчелу, несмотря ни на что, любить нужно, иначе не будет никакого правильного мёда. А у Александра производство этого продукта сейчас, в разгар, идёт ударными темпами. Когда заходишь в сад — глав­ную ценность Романова, пер­вое, что привлекает внимание -    умиротворяющий монотон­ный гул, сотни пчёл большим тёмным облаком беспрерывно курсируют над пасекой, несут с поля свой сладкий урожай. - Я влюблён в это жужжание, -  признаётся Александр, - летом часто ночую в саду, там хорошо спится. И лежишь так, смотришь в небо, а вокруг всё гудит, живёт, и это - плод твоего труда.

Хотя главный результат всех усилий - это, конечно, мёд. Ког­да Александр открывает один из ульев и достаёт оттуда тяжёлую и блестящую на солнце полными сотами рамку, становится по­нятно — этот год будет урожай­ным. При этом пчеловод уверен, что заводить пасеку только ради заработка — просто глупо.

-     Не выживет такое пред­приятие, - считает он, - у меня начинающие пчеловоды часто берут семьи, через год-другой увижу их, говорю - как пасека? А они признаются, что нет ни­какой пасеки. Оказалось, что пчёлы кусаются.

У Александра таких про­блем нет. Пчёлы уже который год щедро платят ему за работу несколькими тоннами мёда за сезон.

Эти труженики кормят мою семью, - рассказывает Алек­сандр, - иногда люди приезжают за сотни километров, чтобы ку­пить баночку мёда. В прошлом году, например, сидел у себя в саду, смотрю, открывается дверь, люди какие-то заходят. Оказалось, на пасеку гости из столицы приехали, мёд мой даже специальными приборами про­веряли, чтобы добавок никаких не было. Сказали, качествен­ный. А я и сам знаю. Только у меня главный прибор оценки качества — язык.

Пускать на пасеку техничес­кие новинки Александр не лю­бит. Говорит, что и пчёлы этого не одобряют.

-    Когда у меня дома появи­лось спутниковое телевидение и Интернет, улей возле «тарел­ки» стал чувствовать себя хуже, а когда я включаю музыку, так и вовсе все пчелы начинают вол­новаться. Экология тоже ска­зывается. Раньше было проще разводить пчёл. Сегодня много новинок, лекарств, но и вся­кой заразы много. В прошлом году я, например, треть семей потерял. Много пришлось при­ложить усилий, чтобы восста­новить.

На пасеке Александра, дейс­твительно, всё по старинной традиции. Некоторые деревян­ные домики для пчёл здесь ско­ро отметят столетний юбилей. Всё дело в том, что часть его ульев — это бывшие вещевые сундуки. По словам Александра, о та­ких домиках он читал и в Ин­тернете.

-    Бывало время, когда о на­шем ремесле почти не говори­ли, пасеками занимались толь­ко опытные пчеловоды. Сейчас интерес возрождается снова, о пчелах пишут, говорят, при­думывают новые технологии, вспоминают старые. Слышал даже, что в мегаполисах их раз­водить стали — вроде модного хобби.

Александру же пасека нуж­на не только для заполнения свободного времени, для мёда или для заработка. Ему пасека нужна для жизни.

В деревне сегодня совсем нет работы, молодёжь бежит в города, старики умирают, рас­суждает он, - здесь можно или пить, или сходить с ума. Пер­вого я не приемлю. А вот с ума давно сошёл. Пчёлы - моё ма­ленькое и созидательное помешательство.