Страницаобразования

Система образования в Брянском крае в первой половине XIX века

Александр I в «Предварительных правилах об общественном образова­нии» от 24 января 1803 года объявил о реформе в этой важной сфере обще­ственной жизни: начальную ступень составляли церковно-приходские шко­лы, которые в обязательном порядке должны были быть в каждом церковном приходе или, в крайнем случае, - одна на два прихода. Далее следовали уезд­ные двухклассные училища для представителей всех сословий. Среднюю сту­пень представляли губернские гимназии (формально в них принимались все, за исключением детей крепостных].

Высшую ступень представляли университеты и технические учебные заведения. Было заявлено о намерении учреждать школы не только в уездах, но и в деревнях. Правительство планировало устано­вить связь всех уровней школ, чтобы дать возмож­ность способным детям из низших слоев подняться до государственной службы.

Однако планы Александра по содержанию де­ревенских школ оказались чересчур оптимистичны­ми: ни у казны, ни у местных властей не оказалось достаточно средств для такой крупномасштабной кампании. В результате сельские районы России до­вольствовались лишь скудной сетью церковно-при-ходских школ, которые были призваны готовить уча­щихся для уездных училищ.

В них преподавали чтение, письмо, простые арифметические действия, главные начала «Закона Божьего и нравоучения». Предусматривались крат­кие наставления о сельском домоводстве, средствам гигиены. Однако половина из обучавшихся крестьян­ских детей, едва научившись основам грамоты, остав­ляла школы.

На территории Брянского края в Трубчевском и Севском уездах находились удельные земли, принадлежавшие царской семье. Местное управление ими здесь осуществлялось сельскими удельными прика­зами, которых было пять в Трубчевском и четыре в Севском уездах. При каж­дом таком приказе находилось по одному сельскому училищу для обучения крестьянских детей мужского пола.

В этих учебных заведениях преподавались чтение, письмо, Закон Божий, Священная история, четыре арифметических действия и пение. Старшим уче­никам давались краткие сведения о российской истории и географии. Учите­лями были окончившие курс студенты семинарии или приходские священ­ники. Каждое такое училище было рассчитано на 40 детей, но к середине XIX века это число выросло в два раза.

В уездных училищах должно было быть по два учителя и более широкий круг изучаемых предметов: Закон Божий и Священная история, грамматика, чистописание, правописание, правила слога, география, всеобщая и россий­ская история, арифметика, начальные основы геометрии, физики и естествоз­нания, рисование и даже начальные правила технологии, имеющей отноше­ние к местным типам производств.

В Черниговской губернии поветовые (уездные) училища были созданы в Погаре и Стародубе, в Орловской, где обучалось до 9 тысяч человек, т. е. при­близительно один на 170 жителей - в Брянске, Севске, Карачеве и Трубчевске. В середине века в брянских уездных и приходских училищах обучалось лишь 114 учащихся, в севских - 90, в трубчевских - 121, в карачевских - 154. Так же, как и в церковно-приходских школах, был значительный отсев учащихся до полного окончания курса. Попытка создать школу для девочек в Карачеве не удалась из-за отсутствия желавших учиться.

В.М. Васнецов. Книжная лавочка

А.И. Морозов. Сельская бесплатная школа

Таким образом, правительственная затея относительно непрерывности образования да­вала весьма незначительные результаты: из учащихся приходских школ очень немногие поступали в гимназии, в самой гимназии редко кто проходил весь курс обучения до конца, ещё меньшее количество поступало в университет. Однако в целом грамотность получила всё же заметно более широкое распростра­нение по сравнению с XVIII веком. Поскольку России пришлось принять участие в различ­ного масштаба европейских событиях первой половины нового столетия, у простых обыва­телей возрос интерес к тому, что происходило за пределами государства.

Среди взрослого населения провинции устойчивый интерес к грамотности проявляли мещане, купцы, дворовые люди, которые пользовались традиционными для того времени методами обучения на дому, у так называемых мастеров грамо­ты, по большей части из церковных служителей. Например, в Дятькове нахо­дилось училище под руководством приходского священника, в котором обуча­лись дети мастеровых: 80 мальчиков и 10 девочек.

Дело в том, что после 1808 года была создана довольно стройная система духовных учебных заведений. Школьное образование для детей священнос­лужителей стало обязательным. Для мальчиков до семинарии включительно, для девочек - начальное. Учебные планы духовных школ почти не отличались от светских. В семинариях ученики изучали риторику и логику, основы фило­софии, историю, географию, математику, физику, латинский и греческий язы­ки, а также богословские предметы, но только в двух последних классах.

В противопо­ложность казённым создавались школы для крестьян, органи­зованные частными лицами. В Орловской губернии было 8 част­ных приходских учи­лищ, содержавшихся помещиками. В них обучалось всего 192 крестьянина. При окружном правлении Черниговской губернии было всего 2 врача, у которых фельдшерскому искусству обучалось 13 кре­стьянских мальчиков. Из крестьян и казаков было обучено также 264 «оспо­прививателей», т. е. людей, которые могли сделать прививки вакцины. Ещё на всю губернию было 22 опытных повивальных бабок, принимавших роды. Не лучше дело обстояло и с лечением домашнего скота. На всю Черниговскую губернию был один ветеринарный врач и при нём обучалось всего 2 ученика.

Таким образом, несмотря на новые положительные тенденции в сфере образования, не только сельскую местность, но и уездные, да и губернские города ещё длительное время настоящее просвещение не касалось. Как и в целом по стране, этот процесс шёл довольно медленно и противоречиво.

В воспоминаниях о жизни в Брянске, одном из самых больших городов края, констатировалось, что до 50-х годов XIX века здесь трудно было достать не только петербургские, но и московские газеты. Лишь один священник вы­писывал из Киева духовный журнал «Воскресное чтение». В городе не было ни одной библиотеки и книжной лавки. Из учебных заведений существовала только низшая городская школа и школа военных кантонистов при Арсенале.