Страницаместо

XII-XIV вв. Место Брянщины в истории Отечества

Пятьдесят лет, прошедших со времени образования Брянской области, исторически очень
небольшой срок, даже если к нему добавить годы существования Брянской губернии (1920-1929).
Однако еще с глубокой древности жизнь людей, населявших основные территории
современной Брянщины, имела существенные особенности, отличавшие ее от соседних
регионов.
В период образования Киевской Руси территория Среднего Подесенья оказалась как бы
посредине между землями кривичей, занимавших верховья Днепра (Смоленщину); вятичей,
расселявшихся в верховьях Оки; северян - в нижнем течении Десны и по Сейму и радимичей
в бассейне Сожа. В этих условиях межплеменные контакты были повседневной реальностью,
которая закрепилась позже вхождением всех прилегающих к средней Десне территорий в
состав Чернигово-Северской земли (лишь крайние северные территории вошли в состав
Смоленской земли).
Продолжавшийся в XII-XIV вв. процесс феодального дробления, с одной стороны,
способствовал становлению новых удельных центров, какими оказались Вщиж, Трубчевск,
Стародуб, Брянск, Карачев, определенному хозяйственному развитию примыкающих к этим
городам земель, а, с другой стороны, сопровождался княжескими усобицами, слабостью
удельных княжеств в случае нападений, что, в конечном счете, привело к завоеванию
большей части русских земель (в том числе и Брянщины) татаро-монголами.
Разорение городов и селений, которым сопровождалось татаро-монгольское нашествие
конца 1230 - начала 1240-х гг., в меньшей степени коснулось Брянщины, укрытой лесными
массивами. Более того, опустошение Северо-Восточной и Южной Руси привело к притоку на
Брянщину части населения из других регионов, а затем - политическому, военному и
хозяйственному возвышению Брянского княжества в середине и второй половине XIII в., чему в
немалой степени способствовала активная и умелая политика князя Романа Михайловича,
ставшего одним из сильнейших князей того времени.
Впрочем, объединительные тенденции, хорошо заметные в политике Романа Брянского, не
могли быть в то время успешно реализованы, а после гибели князя почти вся первая половина
XIV в. прошла в борьбе за политическое господство на Брянщине между смоленскими и
черниговскими князьями. Борьба эта, сопровождающаяся, и читальными социальными
потрясениями, завершилась включением края в конце 1350-х гг. в состав Великого княжества
Литовского.
Время пребывания Брянщины в составе Литовского государства совпало с начальным
периодом складывания трех восточнославянских народов: русских, украинцев, белоруссов.
Начавшийся с середины XIV и. длительный отрыв Южной и Западной Руси от северо-восточных
русских земель, где в это время стали закладываться основы будущего Московского государства,
был одним из основных факторов разделения единой ранее русской народности на три ветви,
хотя немаловажную роль играли в этом и другие факторы (этническая подоснова будущих
народов, этнокультурные контакты с соседними племенами и народностями, отличие
хозяйственного уклада жизни, особенности политического развития на разных этапах истории
и т.д.).
С этого времени начинает определяться особая историческая роль Брянского края как
своеобразного моста между Северо-Восточной и Юго-Западной Русью, где развивались самые
разнообразные связи между русским, украинским и белорусским народами: политические,
военные, хозяйственные, торговые, культурные, духовные, демографические и прочие.
Систематический характер этих связей, а также смешанный состав населения Брянщины
привели к формированию здесь уникальных по своему своеобразию «брянских говоров», особых
черт народной культуры и быта населения.
В XIV-XV вв. этническое лицо населения территорий русско-украинско-белорусского
пограничья еще недостаточно определилось, поэтому документы не фиксируют заметных
различий в социально-экономических отношениях и других сторонах жизни населения
Брянщины и соседних территорий, независимо от того, были ли они позже русскими,
украинскими или белорусскими.
В 1503 г. вся Северская земля, включая Брянщину, отошла к Московскому государству и
до 1618 г. оставалась в его составе. Это, естественно, сблизило Брянский край с остальными
русскими землями и, напротив, несколько отдалило от украинских и белорусских земель,
оставшихся в составе Великого княжества Литовского, а затем объединенного польско-
литовского государства - Речи Посполитой. В города Брянщины в это время назначались
русские воеводы, здесь находились русские служилые люди, поместья принадлежали в
основном русским владельцам.
Положение значительно изменилось после гражданской войны и иностранной интервенции
начала XVII в., когда по условиям Деулинского перемирия 1618 г. большая часть Брянщины была
присоединена к Речи Посполитой, и на этой территории был образован Стародубский повет.
Изменения политические сопровождались и заметными демографическими сдвигами.
Служилые люди из отошедших к Речи Посполитой городов в большинстве переселились в
пределы Русского государства, а польско-литовская шляхта, получившая земли в
Стародубском повете, была вынуждена из-за запустения этих земель в период смуты
привлекать сюда украинцев и белоруссов, получавших на определенное время хозяйственные и
правовые льготы. В результате поблизости от Поповой Горы и Дрокова стало преобладать
белорусское, а на других территориях Стародубья - украинское население.
Тем не менее, Стародубский повет входил в это время в состав Смоленского воеводства
(отнюдь не украинского). Не был он включен в состав Украины и по условиям Зборовского (1649
г.) и Белоцерковского (1651 г.) договоров между Богданом Хмельницким и Речью Посполитой уже
в ходе начавшейся в 1648 г. освободительной войны украинского народа. Не было здесь в это
время и гетманского (а также полкового) управления, существовавшего на территории Украины.
Только в 1654 г., уже после решения Переяславской Рады о воссоединении Украины с
Россией, население Стародубского повета присягнуло на верность московскому государю
одновременно с жителями других украинских территорий, и в Стародубе появился наказный
полковник (самостоятельный Стародубский полк как военно-административная единица был
образован лишь в 1663 г.).
Таким образом, рассматривать историю Стародубья первой половины XVII в. (не говоря уже
о более раннем времени) как часть истории Украины нет достаточных оснований.
Вторая половина XVII в. добавила для населения Брянщины немало трудных страниц,
особенно в 1658-1668 гг., когда события на Украине и вокруг нее нередко принимали
драматический характер. Однако разгром в 1664 г. похода польского короля Яна Казимира,
подписание в 1667 г. Андрусовского перемирия с Речью Посполитой, подавление в 1668 г. мятежа
гетмана И. Брюховецкого и разгром тогда же последнего крупного набега крымских татар, в
конечном счете, привели к стабилизации положения в Брянском крае, который теперь опять
полностью вошел в состав Российского государства.
Именно в эти годы роль Брянского края (включая Стародубье) как важнейшей связующей
территории между Центральной Россией и Украиной стала особенно заметной. Большое значение
в военно-политическом сотрудничестве имело создание в конце 1650-х гг. Севского разряда -
крупного административного и военного образования на границах с Украиной. Через Карачев и
Севск проходила прямая правительственная почтовая связь (скорая ямская гоньба) между
Москвой и главными украинскими административными центрами. Брянщина стала местом
оживленной взаимной торговли, особенно значительной в Брянске (со Свинской ярмаркой),
Севске, Стародубе и некоторых других местах. Развивались разнообразные экономические и
культурные связи.
Стабилизация обстановки способствовала заметному росту населения во многих районах
Брянщины, особенно в Стародубье. Объяснялось это не только наличием здесь неосвоенных
земель и лесных угодий, но и меньшей степенью развития феодальных отношений также менее
сильной административной властью. Сюда спасавшиеся от преследований польско-литовской
участники освободительной борьбы белорусского народа, бежавшие от помещичьего гнета
русские крестьяне.
В в этой связи характерно возникшее в 70-е гт. XVII в. дело П. Рославца. Стародубский
полковник Петр Рославец обратился к царскому правительству с предложением вывести
Стародубский полк из под власти гетмана и подчинить его непосредственно московской
администрации, так как расположенные на территории полка города (Стародуб, Новгород-
Северский, Почеп, Погар, Мглин являются государевой вотчиной, поскольку и раньше были
русскими городами. Объективно это предложение было близко взглядам царя Алексея
Михайловича, стремившегося усилить здесь свое влияние, но в тот секретный момент
правительство не сочло возможным поддержать Рословца во избежание осложнений во
взаимоотношениях с украинской старшиной. Антирусские проявления во время недавнего мятежа
Брюховецкого (в том числе убийство в Стародубе воеводы И. Волконского и русских служилых
людей) были еще свежи в памяти, а усилившееся напряжение в отношениях с Турцией требовало
не допускать какой-либо внутренней смуты на Украине. Поэтому проект Рославца был отвергнут,
а сам он по требованию верхушки старшины освобожден от должности полковника и сослан.
Украинская старшина, пришедшая к власти на волне народной освободительной войны
середины XVII в., стремилась использовать тою власть для закабаления крестьян, рядовых казаков
и горожан. В Стародубье, как и всюду на Украине, главным средством такого закабаления стало
расширение земельных владений старшины путем пожалований, скупки (порой принудительной)
и прямых захватов. Всячески стремясь расширить свою феодальную собственность, старшина не
хотела, разумеется, делиться ею с кем бы то ни было, в том числе - с русским дворянством.
Отсюда двойственность политики старшины: с одной стороны, она нуждалась в сильной власти
российского правительства для подавления социального недовольства и прямого классового
сопротивления низов украинского общества; с другой стороны, она стремилась к сохранению и
расширению своей автономии, к определенной национальной обособленности и даже склонялась
(хотя и меньшей частью) к прямому сепаратизму.
Крайним проявлением подобной политики стали действия гетмана Мазепы, изменившего
России в период вторжения армии Карла XII, но не получившего поддержки ни населения
Украины, ни большинства старшины. Показательно, что в период вторжения шведской армии на
территорию Стародубья патриотическую позицию заняли все слои и группы населения: и местная
старшина во главе с полковником И. Скоропадским, и городские мещане, и раскольники, и
крестьяне, и казаки. Все они не только деятельно помогали русской армии, но и сами вели борьбу
со шведами партизанскими методами.
Впрочем, стремление украинской старшины к сохранению особых прав и привилегий не
могло быть в XVII в. реализовано, поскольку политика российского абсолютизма была направлена
на усиление центральной власти, а также унификацию прав и обязанностей отдельных сословий
российского общества.
Уже при Петре I были приняты серьезные меры по ограничению автономии Украины:
упразднено гетманство, полковниками в некоторые территориальные полки (в том числе -
Стародубский) назначены русские офицеры и т.д. Тогда же на территории Стародубья появились
первые крупные владения русских высокопоставленных лиц, в частности князя А.Д. Меншикова,
которому был пожалован Почеп и 110 окрестных селений. В том же XVII в. в число крупнейших
землевладельцев Стародубья вошли фельдмаршал П.А. Румянцев и некоторые другие
представители российской знати.
С появлением в 1760-1780 гг. нескольких указов Екатерины II (об окончательной
ликвидации гетманства и полкового деления, об уравнении старшины в правах с русским
дворянством, о прикреплении украинских крестьян к земле, т.е. об их закрепощении и других) в
основном был завершен процесс превращения Украины в составную часть Российской империи
без каких-либо существенных следов прежней автономии.
Одним из последствий уравнения старшины в правах с русскими дворянами стало более
широкое, чем раньше, обрусение значительной части украинской шляхты. Из связанных со
Стародубьем известных старшинских фамилий, чьи представители активно проявили себя в
русской политической, военной, общественной жизни и культуре, могут быть названы
Разумовские (Перовские), Завадовские, Миклашевские, Гудовичи, Искрицкие, Соболевские,
Немировичи-Данченко, Бороздны, Туманские, Лишни (Лишины).
Эту естественную «руссификацию» не следует однозначно оценивать как утрату
национальных корней. Скорее наоборот: многое из названных не только внесли достойный вклад в
развитие российской государственности, общественной мысли и культуры, но и способствовали
более широкому интересу общества к украинской истории, быту, культуре, языку.
Подобные процессы были заметны не только в верхних общественных слоях Стародубья, но
проявились и среди основного трудящегося населения, состав которого становился более
смешанным.
Таким образом, хотя во второй половине XVII-XVII вв. развитие Стародубья во многом
определялось изменившимся национальным составом населения и включением его в состав
Украины, этот же период характеризуется заметным усилением роли Стародубья (вместе с
восточной Брянщиной) как связующего звена между Россией и Украиной, а также нарастающей
тенденцией к постепенному выравниванию условий социального, экономического и культурного
развития края с соседними российскими территориями.
В XIX-XX вв. эта тенденция стала абсолютно преобладающей, что привело к тесному
сближению, а затем и слиянию западной и восточной частей Брянщины в единый
административно-территориальный, социально-экономический и историко-культурный регион.
Особое место Брянского края в развитии русско-украинско-белорусского сотрудничества в это
время не только сохранилось, но и стало еще более заметным, поскольку сами связи трех братских
народов стали более разнообразными и глубокими.
Еще одна существенная особенность исторического места Брянщины связана с тем, что она
длительное время (с начала XVI в.) занимала очень важное место в оборонительной системе
Русского государства. Впрочем, еще значительно ранее многие уроженцы Брянского края
принимали участие в битвах с печенегами и половцами, татаро-монголами и литовцами,
немецкими рыцарями и другими агрессорами. Среди крупных военных событий, в которых
участвовали воины Брянской земли, были и победоносные Куликовская битва (1380 г.), и
сражение при Грюнвальде (1410 г.), и трагически завершившиеся поход Игоря Святославовича на
половцев (1185 г.), битвы на р. Калке (1223 г.) и на р. Ворксле (1399 г.).
В мае 1500 г. жители Брянщины присягнули на верность московскому государю Ивану III, а
уже в июле того же года воины-брянцы участвовали в крупной битве близ р. Ведроши, где были
разгромлены литовские войска. С этого времени Брянский край, расположенный на юго-западных
рубежах Русского государства, становится одной из важнейших в оборонительном отношении
территорий, обращенных одновременно и против Великого Литовского княжества (затем - Речи
Посполитой), и против крымских татар, чьи набеги, систематически продолжавшиеся более
полутора веков, стали одной из главных забот для Русского государства.
Неоднократные военные конфликты с Литвой в первой половине XVI в., Ливонская война
(особенно на первом и заключительном этапах), польская интервенция начала XVII в., Смоленская
война 1632-1634 гг., освободительная война украинского народа, новый длительный русско-
польский конфликт в связи с вхождением Украины в состав России, многочисленные набеги
крымских татар, наконец, Северная война со Швецией - все эти события, охватывая в той или
иной степени территорию Брянщины, несли ее населению большие тяготы и страдания, но они же
способствовали проявлению боевого героизма, высоких патриотических чувств многих воинов и
других жителей Брянского края.
Героическая оборона Стародуба (1534, 1535, 1610, 1615 гг.), Радогоща (1534г.), Почепа
(1610г.), Брянска (1614-1615гг.), Севска (1634 г.), Трубчевска (1663 г.), успешные действия
русских войск на территории Брянщины при помощи местных жителей на начальном этапе
Смоленской войны, против польско-литовских войск Яна Казимира в 1664 г., против армии Карла
XII в 1708 г. стали славными страницами российской военной истории.
Во многих войнах России (в частности, в Отечественной войне 1812 г., Крымскойвойне
1853-1856 гг., русско-турецкой войне 1877-1878 гг.) боевое мужество и доблесть проявили многие
солдаты и офицеры Брянского, Севского и Стародубского полков, формировавшихся в
значительной степени из уроженцев Брянщины.
Можно добавить, что даже в тех случаях, когда военные действия проходили за пределами
Брянщины, ее территория часто являлась стратегически важным тыловым районом, где
формировались крупные воинские соединения и откуда в армию шло снабжение продовольствием,
фуражом, снаряжением, боеприпасами, транспортными средствами.
Построенные в Брянске суда широко применялись для доставки различных грузов в Киев и
другие украинские города после воссоединения Украины с Россией. Большое количество военных
галер было построено на брянской верфи в 1730-е гг., в период русско-турецкой войны.
Очень важную роль в снабжении русской армии пушками и различным артиллерийским
снаряжением играл построенный в 1783-1786 гг. Брянский Арсенал. Особенно значительной
оказалась роль Арсенала в Отечественной войне 1812 г., но существенной она была и в годы
первой мировой войны.
Славные боевые традиции Брянской земли были продолжены и позже: в борьбе против
германской агрессии 1918 г. и особенно в годы Великой Отечественной войны.
В 1941-1945 гг. многие тысячи сыновей и дочерей Брянщины стойко и мужественно
защищали свою Родину на фронтах войны, приближали победу самоотверженным трудом в тылу.
Особенно широко известны подвиги брянских партизан, внесших большой вклад в уничтожение
живой силы и техники противника, в нарушение его коммуникаций, оказавших большую помощь
партизанам Украины и Белоруссии. Существенную роль в оборонительных сражениях 1941 г. и в
наступательных операциях 1943 г. сыграли сражавшиеся на территории нашего края части
Брянского и Центрального фронтов.
Экономическая жизнь населения Брянского края также имела определенные особенности,
заметно отличавшие ее от соседних территорий. Основной отличительной особенностью было
широкое развитие на Брянщине различных промыслов и ремесел, а с XVIII-XIX вв. -
мануфактурного и фабрично-заводского производства.
Недостаточное плодородие почв большей части Брянщины, поднялось богатством лесных и
водных ресурсов, наличием запасов железных руд, мела, качественных песков и другого
минерального сырья. Железо, строительные материалы, стекло и хрусталь, поташ, селитра, деготь,
обувь и кожевенные товары, сукна, парусное полотно и другие текстильные изделия, канаты и
веревки, конопляное масло, сахар, вино, с середины XIX - начала XX вв. - машины, инструменты,
цемент, минеральные удобрения - все эти и некоторые другие виды промышленной продукцими
дали Брянщине известность и в России, и за ее пределами.
«Рудни», «гуты» и «буды» (предприятия по производству железа, стекла и поташа) были
достаточно широко распространены во многих местах Стародубья, а также в Трубчевском и
Севском уездах в XVII-XVIII вв., но со второй половины XVIII в. предприятия металлургической
и стекольной промышленности в большей степени сосредоточиваются на территории Брянского
уезда. Здесь с середины XVIII в. начали свою предпринимательскую деятельность Гончаровы,
Мосоловы, Демидовы, но особенно значительное развитие промышленность в этих местах
получила в XIX в. благодаря деятельности И.А. и С.И.Мальцовых, создавших в районе Дятьково -
Любохны – Людиново - Песочни своеобразную «Мальцовскую промышленную империю».
В последней четверти XIX - начале XX вв. наиболее интенсивно промышленность
развивается в Бежице и других близких к Брянску в поселках, где успешно работают Брянский
рельсопрокатный, железоделательный и механический завод, Радицкий вагоностроительный
завод, Мальцовский цементный завод и другие предприятия.
Что касается Стародубья, то новый импульс в развитии промыслов и ремесел сюда принесли
раскольнники, чьи слободы - Зыбкая (позже - Новозыбков), Клинцы, Злынка, Климово, Воронок,
Лужки и другие стали в XVIII-XIX вв. основными центрами развития промышленности в западной
части Брянщины. Здесь наиболее значительное развитие (особенно с 1830-х гг.) получили
суконное, чулочное, спичечное, щетинное и некоторые другие виды производства.
Все это стало солидным фундаментом для формирования на Брянщине многоотраслевой
современной промышленности в XX в.
Нужно отметить также, что производственная деятельность многих предпринимателей
сопровождалась и их активным участием в решении социально-культурных задач. Доброй памяти
в этой связи особенно заслуживают С.И. Мальцов, супруги В.Н.и М.К.Тенишевы, братья
Могилевцевы.
Не следует, разумеется, слишком идеализировать взаимоотношения между рабочими и даже
гуманными предпринимателями, но сводить их только к проявлениям угнетения и классовой
борьбы - значит допускать не явную односторонность. Тем не менее, нужно подчеркнуть как одну
из существенных особенностей внутреннего развития Брянщины высокую степень социальной
активности ее трудового населения в борьбе против различных форм угнетения и
несправедливости.
Первые известные выступления социального характера связаны с Брянском и относятся еще
к XIV в. Краткость летописных сведений не позволяет восстановить причины и все обстоятельства
этих выступлений, но уникальным для русской истории того времени является сам факт, что на
протяжении полувека в одном и том же троде отношения между жителями и князьями
становились столь острыми, что завершались восстаниями (в 1310 г. - «мятеж велий» и, в
конечном счете, гибель князя; в 1340 г. - убийство князя горожанами, собравшимися на вече; в
1356-1357 гг. - «мятеж от лихих людей, и замятнявелиа, и опустение града»).
С особой силой социальная напряженность и активные формы классового сопротивления
проявились на Брянщине, как и в ряде других районов России, в «бунташном» XVII в.
Интенсивно складывающаяся во второй половине XVI в. практика крепостничества,
получившая юридическое подтверждение в законодательстве 1590-х гг., значительно ухудшила
положение трудящихся масс. Расширение и углубление феодально-крепостнических отношений,
отягощенное к тому же целым рядом других дестабилизирующих обстоятельств (усилением
внутренней борьбы в стане феодалов, династическим кризисом, неурожаем и голодом 1601-1603
гг.), привело, в конечном счете, к гражданской войне в России, продолжавшейся около 15 лет, к
«смутному времени».
Одним из главных районов «смуты» был Брянский край. Достаточно перечислить только
некоторых, наиболее известных деятелей «смутного времени», которые оказались
непосредственно связаны с событиями на Брянщине: четыре самозванца (Лжедмитрии I и II,
«царевичи» «Петр Федорович» и «Федор Федорович»), И. Болотников, И. Заруцкий, А Лисовский,
Ф. Мстиславский, Василий Шуйский, Дмитрий Пожарский. Перечень этот можно продолжить, но
важнее, что Брянщина и некоторые соседние территории Северской земли были местом
фактического становления многих из этих людей как исторических деятелей «смутного времени».
В годы Смоленской войны Брянский край вновь стал местом наиболее активной классовой
борьбы крестьян, холопов, казаков и разных «вольных» людей, участвовавших в так называемом
«балашовском» движении (по имени первоначального руководителя «вольницы» Ивана Балаша),
которое угрожало разрастись до широких масштабов.
С конца 1640-х до начала 1670-хгг. Продолжались новые социальные потрясения во многих
районах России, Украины и Белоруссии. Естественно, что находящийся на их стыке Брянский
край опять оказался охвачен разнообразными выступлениями, которые часто соединялись с
освободительной борьбой против польско-литовской шляхты.
Объяснение причин столь активного участия жителей Брянщины в большинстве крупных
социальных конфликтов XVII в. нужно, в первую очередь, искать в социальном составе ее
населения.
Как удаленная от центра Московского государства приграничная территория с достаточно
опасными для жизни условиями, Брянщина в XVI - первой половине XVII вв. не очень привлекала
к себе внимание крупной московской знати, и напротив, сюда (особенно в Комарицкую волость и
другие места, где не было помещичьего землевладения) устремились многие беглые холопы и
крестьяне, «гулящие люди» и прочий неспокойный люд, наиболее предрасположенный к
активным выступлениям классового характера.
Имущественное и социально-правовое положение составляющих основную часть городского
населения служилых людей (детей боярских, стрельцов, пушкарей, казаков и прочих) также было
неустойчиво. Как следствие, эти категории населения, не раз привлекавшиеся к подавлению
народных движений, одновременно представляли как бы резерв участников социальных
потрясений, причем в некоторых случаях в силу своей организованности и воинских навыков они
превращались в их наиболее активную часть. Можно добавить, что и крестьяне-старожилы этих
мест также были привычны к воинскому делу, поскольку постоянно участвовали в осадных
сидениях и отражении набегов отдельных вражеских отрядов. Таким образом, основную часть
населения Брянщины составляли люди социально активные, привыкшие отстаивать свою свободу
в борьбе с врагами и поэтому обостренно воспринимавшие любые посягательства на свои права и
независимость.
Заметную роль в этих выступлениях играли беглые из числа холопов, крестьян, мелких
служилых людей других социальных групп, в том числе - из преступных элементов. Для этих
людей, оторвавшихся от своей среды, в Брянском крае (в отличие от Дона, Запорожья, Яика и
других казачьих районов) не было возможности легализовать свое положение, не утратив
свободы. Поэтому они нередко объединялись в группы и начинали промышлять разбоем, бывшим
не только средством добывания всего необходимого для жизни, но и наиболее приемлемой
формой проявления ненависти к социальным верхам общества, представители которых чаще всего
становились жертвами разбойных нападений.
Расположение и природные условия Брянщины, особенно находившиеся здесь большие
лесные массивы, благоприятствовали действиям разбойных групп, и не случайно документы XVIIXVIII
вв. сообщают о многочисленных фактах разбойных нападений, в первую очередь, на
дорогах Брянского края. Социальная напряженность на Брянщине оставалась высокой и в XVIII в.
Главными причинами ее были значительное расширение числа крепостных и существенное
увеличение феодальных повинностей.
Такова «брянская смута» середины XVIII в., крестьянские выступления в имениях
Чернышевых-Голицыных в 1749, 1775, 1797 гг., Апраксина - в 1797 г. и некоторых других.
Особый протест вызывало у крестьян привлечение их к работам на помещичьих предприятиях -
такая форма барщины оказалась наименее приемлемой.
Что касается Стародубья, то наибольшую остроту события приобретали там, где
развертывалось движение «ищущих казачества», поскольку к XVIII в. старшина сумела закабалить
не только большинство посполитых крестьян, но и многих казаков. Борьба почепских казаков
против попыток их закабаления А.Д. Меншиковым, «искание казачества» жителями сел Фоевичи,
Кулаги, Суботовичи, принявшее характер длительных крестьянских восстаний, наглядно
подтверждают эту тенденцию. Уже было отмечено, что на Брянщине в начале XVII в. действовало
несколько самозванцев. Идея самозванчества оказалась здесь довольно живучей и в XVIII в.
В 1725 г. в Почепе выдавал себя за царевича Алексея солдат Алексей Семиков; в 1740 г.
осуждение в адрес императрицы Анны Иоановны высказал дворцовый крестьянин Севского уезда
Яков Татаринов, говоривший, что если бы его поставили царем, то он бы правил милостиво; в
1765 г. объявил себя Петром III беглый солдат Брянского полка, бывший однодворец Петр
Чернышов.
Любопытно, наконец, что согласно показаниям вождя последней крестьянской войны в
России Емельяна Пугачева, мысль объявить себя царем Петром III возникла у него в период
довольно длительного проживания среди раскольников Стародубья весной-летом 1772 г.
Это показывает, с одной стороны, что представления о возможности улучшения условий
жизни связывались в низших сословиях русского общества с идеей «хорошего», даже
«мужицкого» царя; с другой стороны, эти факты свидетельствуют, что в настроениях и поступках
определенных категорий населения Брянщины продолжал проявляться дух вольности,
непокорства, социально-политического авантюризма.
Проявления социальных противоречий и классовых конфликтов были заметными и в XIX в.,
но особенно буйные всходы семена классовой ненависти дали в XX в. - в годы первой русской
революции и гражданской войны, что, впрочем, не выделяет Брянщину среди других регионов
России.
В течение многих последних десятилетий в отечественной историографии и публицистике
вопрос о роли религии, месте церкви и монастырей в жизни общества рассматривался с
однозначно отрицательных позиций. Явная зависимость церкви от государственной власти, факты
корыстолюбия, пьянства и других подобных проявлений среди духовных лиц давали пищу для
негативных суждений, но при этом забывалась роль церкви и монастырей в сохранении и
укреплении нравственных, духовных и эстетических начал в человеке, значение духовенства в
распространении грамотности, патриотическая роль церкви в годы испытаний, существенное
влияние видных духовных лиц не только на простых верующих, но и на крупных деятелей
культуры.
Брянский край занимает заметное место в духовной сфере жизни русского общества. Еще в
конце XIII в. здесь были основаны Свинский и Петропавловский монастыри, пользовавшиеся
покровительством и поддержкой брянских князей. Брянск был местом прибежища, а порой и
длительного проживания митрополитов Киевских и всея Руси Петра, Феогноста и других высоких
церковных иерархов.
Свое покровительство Свинскому (с XVIII в. - Свенскому) и некоторым другим монастырям
Брянщины оказывали цари Иван Грозный, Борис Годунов, Михаил Федорович, Федор Алексеевич,
Елизавета Петровна, а также царевна Софья.
В конце XVII - начале XVIII вв. настоятелями Свинского Новопечерского монастыря были
выдающиеся религиозные деятели - Иоанн Максимович и Филофей Лещинский, особую
известность получившие распространением православия в Сибири. Своим подвижничеством был
известен в первой половине XVIII в. основатель Белобережской пустыни схимонах Симеон.
Важное место в духовной жизни края занимал во второй половине XVIII - начале XIX вв.
Севск, бывший центром епархии. В находившейся здесь семинарии обучались многие видные
церковные деятели страны, в том числе Филарет (Амфитатров), долгие годы бывший
митрополитом Киевским и ставший благодаря своей пастырской и ботсловской деятельности
одним из столпов русского православия к редины XIX в. Среди выпускников Севской семинарии
были и многие видные деятели русской общественной жизни и культуры нерпой половины XIX в.:
ректор Петербургского университета, известный географ и статистик Е.Ф. Зябловский, ректор
Казанского университета, правовед Г.И. Солнцев, философ А.И. Галич, поэт и журналист С.Е.
Раич, декабрист С.М. Семенов.
С монастырями Брянщины (Свенским, Трубчевским Чолнским, Площанской и
Белобережской пустынями и некоторыми другими) было связано немало учеников и
последователей Паисия Величковско, получивших в XIX в. известность своим
пустынножительством и старческой деятельностью. В их числе - известный афонский старец
Василий Кишкин, старец Феодор, иеросхимонах Афанасий (Степанов) и другие, включая
архимандрита Моисея (Тимофея Путилова), бывшего долгие годы наместником Козельской
Оптиной пустыни, которая являлась главным центром религиозного старчества в России. Им
волично, что первый старец Оптиной пустыни Лев (Л.Д. Наголкин) был уроженцем г. Карачева, а
жизнь последнего старца пустыни сектария завершилась в 1928 г. также на Брянщине, в с.
Холмечи.
Недавнее восстановление Брянской и Севской епархии является закономерным шагом в
признании значительной роли Брянского края в истории русской церкви.
Нет, по-видимому, необходимости доказывать особое значение в истории русского
старообрядчества ряда городов и других поселений на западе Брянщины, поскольку г. Новозыбков
является сейчас центром старообрядческой церкви в России.
Для характеристики роли Брянщины в общественно-политической, научной и культурной
жизни России можно было бы назвать множество видных деятелей, рождением, жизнью и
свершениями связанных с Брянским краем.
Вот лишь некоторые примеры. В общественном движении: яркий вольнодумец конца XVIII
в. Федор Кречетов, декабристы Алексей Тютчев, Степан Семенов, Александр Бригген, Александр
Миклашевский, Демьян Искрицкий, Егор Немирович-Данченко, Иван Юрасов, Михаил Муравьев,
один из виднейших петрашевцев Николай Момбелли, революционер-шестидесятник Николай
Вормс, народники 70-х гг. Сергей Ковалик, Евтихий Карпов, Иван Белоконский, член исполкома
«Народной воли» Неонила Саловрг-язвестный эсер Петр Карпович, деятели социал-
демократического движения Алексей Бадаев, Борис Волин, Николай Кубяк, Максим Литвинов,
Семен Середа, Михаил Сычев, Игнат Фокин и многие другие.
В области научно-технического прогресса: известный металлург первой половины XIX в.
Семен Бадаев; один из основоположников русского ракетостроения Константин Константинов;
председатель Русского технического общества, крупный специалист по теории упругости, трения
и смазки Николай Петров; виднейший специалист в области сварки металлов Евгений Патон;
крупный геолог, геохимик и географ академик Дмитрий Щербаков, выдающийся математик и
организатор науки, более 20 лет возглавлявший Московский государственный университет,
академик Иван Петровский; известные конструкторы периода Великой Отечественной войны
Александр Морозов и Илья Иванов; создатель первых судов на подводных крыльях Ростислав
Алексеев; крупный ученый в области динамики машин, вице-президент Академии Наук
Константин Фролов - этот список нетрудно продолжить.
В области литературы, помимо имеющих широчайшую известность Федора Ивановича
Тютчева и Алексея Константиновича Толстого, нужно назвать авторов замечательных записок о
жизни и быте второй половины XVIII в. Гавриила Добрынина и Григория Винского, поэтов Ивана
Бахтина, Егора Алипанова, Ивана Бороздну, Алексея Жемчужникова, Александра Горского,
Виктора Губарева, Николая Рыленкова, Николая Грибачева, Евгения Винокурова, прозаиков
Николая Брусилова, Алексея Перовского (Антония Погорельского), Раису Радонежскую, Иосифа
Каллиникова, Леонида Добычина, Григория Рыклина, Федора Каманина, Дмитрия Медведева,
Петра Проскурина, драматурга Евтихия Карпова... Брянщина оставила заметные следы в жизни и
творчестве и таких известных писателей, как Сергей Терпигорев (Атава), Павел Якушкин,
Болеслав Маркевич, Иероним Ясинский, Василий Немирович-Данченко, Владимир Соловьев,
Василий Розанов, Константин Паустовский, Даниил Андреев и многих других.
Быть может, не столь обширными, но имеющими яркие и интересные личности, могут быть
перечни связанных с Брянщиной государственных и военных деятелей, замечательных медиков и
педагогов, деятелей биологических, сельскохозяйственных, общественных и филологических
наук, композиторов, музыкантов, певцов, актеров, художников, скульпторов, архитекторов - всех,
кто трудом и творчеством внес немалый вклад в развитие и процветание своего Отечества.
Нам есть кого уважать и ценить, нам есть чем гордиться и о чем помнить, нам есть за что
любить свой родной Брянский край. Долг историков и краеведов - как можно полнее и
объективнее изучать его богатую, трудную и славную историю.

/ Из истории Брянского края : материалы юбилейной историко-краеведческой
конференции, посвященной 50-летию образования Брянской области и 50-летию
Победы в Великой Отечественной войне. - Брянск. 1995. – С. 6-18.

Крашенинников, Владимир Викторович.