СтраницаМайский

Майский парк Бежица, Брянск.

Фонтан в Майском парке в Бежице (за кинотеатром "Победа"). из архива З. П. Коваленко, середина 1960-х гг

Фонтан в Майском парке. Первая половина 1960-х гг.

Майский парк, заложенный в центре Бежицы еще в XIX веке княгиней Тенишевой (в нем располагался сад Вольнопожарного общества, которое было сформировано в 1898 году из рабочих и служащих Брянского завода), пережил разные этапы своего развития.

Бежицкий район по праву называют «промышленным сердцем» нашего города, ведь в свое время он образовывался как рабочий городок, место, где проживали трудящиеся БМЗ, стальзавода, Мальцовского цементного завода.

Предметом гордости всех бежичан является тот факт, что долгое время (вплоть до 1956 года) Бежица была самостоятельным городом.

Возник город Бежица около одноименной станции Орловско-Витебской железной дороги как поселок при Брянском рельсопрокатном, железоделательном, сталелитейном и механическом, заводе (ныне Брянский машиностроительный завод — БМЗ). Завод был заложен в начале 1870-х гг. и быстро начал развиваться. Уже в 1878 году здесь выпускалась треть всей выплавляемой в России стали. Основателями акционерного общества были московские купцы П.И. Губонин и В.Ф. Голубев. Наиболее активным его руководителем стал третий компаньон — талантливый коммерсант князь В.Н. Тенишев.

Дальнейшие преобразования в Бежице, в основном, связаны с именем его супруги, княгини Марии Клавдиевны Тенишевой. Когда в один из теплых летних дней 1892 года на платформе станции Бежица собрались любопытные, чтобы поглазеть на пребывшую княгиню, они вряд ли могли предугадать, что встречаемая ими высокая статная женщина примет близко к сердцу все их невзгоды и неурядицы и будет делать все зависящее от нее, чтобы облегчить и украсить жизнь поселян и их детей.

Но на первых порах Марии Клавдиевне было тяжело и самой. Бежица своей неустроенностью поразила ее с первой минуты. Возможно, ее мнение совпадало с отзывом К.Г. Паустовского: «Бежица оказалась сырым и скучным поселком. В палисадниках росли кривые березы. Дымил завод». Он начинался в нескольких шагах от дома Тенишевых. Ближайшей мастерской был мостовой корпус с 1500 рабочими. И день, и ночь оттуда доносился грохот молотков заклепщиков котлов. Спать при таком грохоте княгиня не могла. Засыпала под утро и вскакивала с постели вместе со всеми, разбуженная неистовым заводским гудком, в шесть часов утра. День начинался с тоскливой мысли: «Чем заниматься?». Ведь она оставалась целыми днями одна, муж с утра до позднего вечера пропадал на заводе. Правда, унылую обстановку скрадывал парк при доме с могучими дубами и высокими соснами. Когда на лето приезжал столичный художник Н.А. Гоголинский, у которого Мария Клавдиевна брала уроки, они уединялись в тенистых уголках и, не мешая друг другу, писали этюды. Но этого энергичной княгине было мало: душа требовала созидательной работы.

Дом Тенишевых в бежицком Майском парке. Фото 1923–1926 годов