СтраницаХацунь

Хацунь Брянская область

Перед оккупацией немцы сильно бомбили Брянск, и многие горожане спасались от бомбежек в Хацуни и других соседних лесных деревушках. 24 октября 1941 года в деревне Хацунь Верхопольского совета несколько красноармейцев, выходящих из окружения, напали на трех фашистов и освободили группу из 6 военнопленных. Двое немцев были убиты, а третий, раненый, успел скрыться в лесу. А на рассвете 25 октября деревню окружили каратели. Фашисты согнали в одно место жителей деревни и беженцев из Брянска и расстреляли всех из пулеметов. Шестимесячную Нину Кондрашову проткнули штыком прямо в люльке, а семнадцатилетнюю Нину Яшину, обнаружив у нее какую-то вещь убитого красноармейцами немца, прибили гвоздями к воротам. Первым расстреляли перед народом лесника из урочища "Гвозды" Герасима Григорьевича Тарасова, затем - его 29 - летнего сына Илью. Следующим погиб лесник из Фроловского поселка Михаил Петрович Кондрашов. А затем стали расстреливать всех остальных. 318 человек были убиты, а деревня сожжена. Только три человека спаслись в чаще леса: четырнадцатилетний Женя Кондрашов, Афанасий Ильич Акулов, Афанасий Николаевич Кондрашов.

 Хацунь стала одной из первых жертв немецкого геноцида на русской земле. Ее судьбу повторили 12 населенных пунктов Брянской области, а всего за годы оккупации на Брянщине были уничтожены 930 деревень (для сравнения - в Белоруссии судьбу Хацуни повторила деревня Хатынь со 149 жителями и еще 136 деревень).

Мемориальный комплекс «Хацунь» создан не только в память о 318 расстрелянных жителях деревни, но и  о 1016 уничтоженных в годы Великой Отечественной войны деревнях и селах региона. Мемориал «Хацунь» включает монументальное здание музея, стелы из гранита по количеству районов Брянской области с высеченной информацией о жертвах фашизма в каждом из них, Стену Скорби, могилу мирных жителей с именами расстрелянных в Хацуни, братскую могилу красноармейцев, часовню, скульптурную композицию. В музее собраны материалы, отражающие масштабы потерь мирного населения не только Брянской области, но и всех регионов России, пострадавших от фашистов оккупации в годы Великой Отечественной войны.

На территории комплекса похоронены и воины Красной Армии, освобождавшие Карачевский район в 1943 г. В память о них установлен гранитный обелиск, выполненный в виде штыка. На обелиске высечены почти 300 фамилий офицеров и рядовых, все они отдали свою жизнь за освобождение Хацуни и ее окрестностей.
 

На открытии мемориального комплекса «Хацунь», октябрь 2011 года

Центральное место в мемориальном комплексе - скульптурная композиция, автором которой является Александр Ромашевский. Старик, пытающийся собой закрыть женщину и ребенка, ребенок, цепляющийся за юбку матери и мама, понимающая, что спасти свое дитя она уже не может… В любые времена в любой войне первыми страдали самые беззащитные и невинные – старики, женщины и дети.

На территории комплекса 28 стел – 27 районов нынешней Брянской области и г. Брянск почти 2 года были оккупированы врагом. Каждому району посвящена отдельная стела. Нет ни одного района, в котором не было бы сожженных деревень, расстрелянных или угнанных в плен и концлагеря мирных жителей. На стелах высечены цифры, рассказывающие о понесенных потерях: человеческих жертвах, разрушениях.

ЖЕРТВАМ ФАШИЗМА

Будто бешеные звери врывались фашистские каратели в дома колхозников. Стариков и женщин выгоняли на улицу. А детей малых убивали на месте. Шестимесячную Нину Кондрашову гитлеровец проткнул штыком прямо в люльке. Семнадцатилетнюю Нину Яшину фашистские из­верги прибили гвоздями к воротам. Некоторые жители Хацуни пали от ударов прикладами. Большинство же от пуль вражеских.

Группами сгоняли людей в определенное место и рас­стреливали из пулемета. Плач, стоны и проклятия в адрес палачей слышались отовсюду. Но они с садистской жес­токостью уничтожали одну группу за другой. Всего было зверски убито 318 человек. Погибли трехлетний Анатолий Кондратов, пятилетний Леня Маханьков, шестилетний Леня Кондратов, восьмилетний Витя Маханьков, девяти­летний Володя Терехов и многие другие.

Такую же расправу учинили гитлеровцы над жителями Березовки, расположенной неподалеку от Хацуни.

В первые месяцы войны в Хацуни, кроме коренных жителей, было много людей из Брянска, крупных окрест­ных сел. В глухой лесной деревушке они надеялись спа­стись от оккупантов. Полагали, что фашисты не пройдут сюда. Произошло иначе. В тот октябрьский день 1941 года все, кто находился в Хацуни постоянно и временно, погибли от рук карателей. В живых остался четырнадца­тилетний Женя Кондратов. Он успел скрыться в лесу. По мальчику стреляли, но промахнулись. Насмерть перепуганный подросток прибежал в соседнюю деревню. От него-то и узнали жители о страшной трагедии, разыграв­шейся в Хацуни.

А произошло все вот как. Утром 24 октября 1941 года три немецких солдата конвоировали шестерых пленных красноармейцев. Когда процессия двигалась по деревен­ской улице, раздалось несколько выстрелов. Стреляли со­ветские бойцы, выходившие из окружения. Конвоиры за­мертво рухнули на землю. Одному удалось бежать. А вскоре в Хацунь нагрянули каратели. И началась ди­кая расправа с детьми, стариками, женщинами... Но и этого фашистам показалось мало. Они подожгли дома, другие строения, решив стереть деревню с лица земли. Леденящий кровь лай собак и мычание коров в те часы слышны были в ближайших деревнях. Узнав от Жени Кон-драшова о случившемся, люди поспешили было в Хацунь. Пытались похоронить погибших. Но этого им не разре­шили ни в этот день, ни в последующие. Около десяти суток лежали трупы под открытым небом.

После изгнания гитлеровцев с брянской земли деревня Хацунь пережила второе рождение. Сейчас здесь распо­ложена одна из бригад колхоза имени Горького Карачев-ского района. После войны посреди деревни был установ­лен скромный обелиск, напоминающий о трагической гибели 318 человек.

Во время празднования 34-й годовщины освобождения Брянщины от немецко-фашистских захватчиков состоя­лась торжественная закладка камня на месте сооружения мемориального комплекса «Жертвам фашизма». Со всех концов области сюда были доставлены урны с землей, обагренной кровью замученных советских людей. Мемо­риал как бы вобрал в себя черты судеб многих нашех сел и деревень.

Всего на Брянщине оккупанты казнили и замучили около 130 тысяч человек, в том числе 75 тысяч мирных жителей. На Брянщине было полностью уничтожено 930 населенных пунктов. В их числе иавлинские села Глинное, Крапивна, Ревны, Гололобово, Пролысово, Чичково, труб-чевские поселки Новая Мелечь, Старая Мелечь, Александ-ровка, жуковские населенные пункты Косилово, Крутой Лог, Рубановка, Семеновка, Александровка, Дубрава, клинцовская деревня Речечка, многие другие села.

Мемориал является местом увековечения памяти всех жертв фашизма, всех советских людей, погибших на брян­ской земле. Да и не только на брянской.

Мемориал размещается в километре от автострады Москва — Киев, в двадцати пяти километрах от Брянска. Посетить его удобно и гостям нашего города, и всем, кто проезжает по автостраде.

ХАЦУНЬ
Над Хацунью осеннее пламя
Отлетающей к небу листвы,
И горчит, и горчит моя память,
Отзываясь на эхо войны.
И ложатся гвоздики, пылая,
На гранит, разделяющий нас,
Острой болью меня обжигая,
Снова катятся слезы из глаз.
ПРИПЕВ:
Хацунь, Хацунь…
Никого не вернуть никогда,
И горит золотая звезда,
И летят журавли, окликая кого-то напрасно…
Хацунь, Хацунь…
Каждый день, каждый миг, каждый час
С неба молятся души о нас,
И огонь, что зажгли в нашем сердце, уже не погаснет.
Это горькое слово «Победа»
Пахнет дымом и порохом дней,
Первый снег выпадает, как пепел,
Над землею уставшей моей.
И ушедших забыть невозможно,
Нас они и простят, и поймут,
И святою печалью тревожа,
Вновь гремит оружейный салют.

Ясным осенним днем ученики 4 класса Снежской школы совершили экскурсионную поездку в д. Хацунь. Она расположилась всего в 30 километрах от Брянска, и ее история не оставит равнодушными ни детей, ни взрослых.

Деревушка Хацунь была основана в самом начале 20-го века. К началу войны в ней проживало в двенадцати хатах около 50 человек. Перед оккупацией немцы сильно бомбили Брянск, и многие горожане спасались от бомбежек в Хацуни и других соседних лесных деревушках.

24 октября 1941 года в деревне Хацунь Верхопольского совета несколько красноармейцев, выходя из окружения, напали на трех фашистов и освободили группу из 6 военнопленных. Двое немцев были убиты, а третий успел скрыться в лесу.

А на рассвете 25 октября деревню окружили каратели. Фашисты согнали в одно место жителей деревни и беженцев из Брянска — и расстреляли всех из пулеметов… Шестимесячную Нину Кондрашову проткнули штыком прямо в люльке, а семнадцатилетнюю Нину Яшину, обнаружив у нее какую-то вещь убитого красноармейцами немца, прибили гвоздями к воротам. Первым расстреляли перед народом лесника из урочища «Гвозды» Герасима Григорьевича Тарасова, затем — его 29-летнего сына Илью. Следующим погиб лесник из Фроловского поселка Михаил Петрович Кондрашов. А затем стали расстреливать всех остальных. 318 человек были убиты, а деревня сожжена. Только три человека спаслись в чаще леса: 14-летний Женя Кондрашов, Афанасий Ильич Акулов, Афанасий Николаевич Кондрашов. Хацунь стала одной из первых жертв немецкого геноцида на русской земле. Ее судьбу повторили 12 населенных пунктов Брянской области, а всего за годы оккупации на Брянщине были уничтожены 930 деревень.

Эта ужасная трагедия тронула сердца школьников, заставила подумать о себе, о своих родных и близких. Историю Хацуни должны знать и помнить все. Это дань глубокого уважения к светлой памяти мирных жителей Брянщины, отдавших свою жизнь за наше будущее.

Ф.М. Достоевский писал: « Я не хочу и не могу верить, чтобы зло было нормальным состоянием людей». И действительно, «нормальное состояние людей» — добро. И это особенно ясно ощущаешь здесь, на месте трагедии. Уклоняться от зла и творить благо – этому учит нас Хацунь.

Ольга Старовойт.

Мурашко В.С. Реквием Хацуни

Решетнев М.С. Хацунь 1941 г.

29 апреля 2015 года учащиеся 2б и 3г классов под руководством Е.В.Гармашовой и родителей посетили Мемориальный комплекс Хацунь.  Ребята побывали в музее, увидели православную часовню, братскую могилу погибших жителей, обелиск воинской славы, 28 стел с мемориальными досками, задержались у Стены памяти.
 

Передача в экспозицию

2016 год. Митинг на мемориальном комплексе «Хацунь», который прошел  в рамках памятно-мемориальной акции «Пусть поколения помнят…».

Участников митинга приветствовал Губернатор Брянской области Александр Богомаз: «Дорогие ветераны, уважаемые земляки, 75 лет назад началась война, которая затронула каждую российскую семью. Война, которая унесла миллионы жизней. Но наш народ не только смог выстоять, но еще и принести свободу и независимость всему миру. Брянщина стала на пути у врага, не дав ему пробраться в сердце страны. Мы благодарны нашим ветеранам, поисковикам, ученым, которые передают молодому поколению историческую правду об ужасах войны, о ее участниках, побежденных и истинных победителях».

Председатель Брянской областной Думы Владимир Попков, выступая перед собравшимися, отметил: «Мы безмерно благодарны нашим отцам и дедам, ветеранам - всем, кто на фронтах и в тылу врага приближал Победу. Наш святой долг - сохранить и передать потомкам правду о той войне, о горе, страданиях, которые довелось пережить  нашим соотечественникам в военное лихолетье, о великом подвиге народа - победителя. На примерах стойкости, мужества, беззаветной любви к Родине мы должны воспитывать патриотов своего Отечества».

В осеннем небе ярко светило солнце. И в его лучах красные гвоздики казались брызгами крови расстрелянных на этом месте людей. Члены делегаций районов, склонив головы, стояли у своих стел, а бередящий душу голос диктора медленно повторял имена погибших: Евгений Кондрашов — 60 лет, Нина Яшина – 17 лет, Илья Тарасов – 29 лет, Нина Кондрашова – 6 месяцев…

Накануне трагедии 24 октября в деревню Хацунь Карачевского района, недалеко от которой находился и штаб Брянского фронта, пришли красноармейцы разгромленных частей фронта, выходив-шие по лесам из окружения. А немного позднее через деревню проходила немецкая разведгруппа, ко-торая вела пленных. Красноармейцы попытались освободить пленных и убили трех немецких солдат.
Согласно распоряжениям германского командования, за каждого убитого немецкого солдата каратели казнили сто местных жителей. Но об этом пока не знали ни красноармейцы, ни жители де-ревни Хацунь и всех окружающих деревень
В деревне вместе с коренными жителями находились их родственники из соседних деревень, беженцы из оккупированного Брянска, который во время боев непрерывно бомбили. В основном это были женщины, дети и пожилые люди.
25 октября утром пришедшие карательные отряды немцев согнали всех, кто оказался в этот момент в Хацуни, к канаве, расположенной вдоль единственной улицы этой лесной деревеньки, и расстреляли.
К началу войны в Хацуни проживало в двенадцати хатах около 60 человек. До войны жители деревни и соседних поселков работали в колхозе «Красный партизан», вели привычный крестьянский образ жизни. Большинство жителей в этой деревне носили фамилию «Кондрашовы», поэтому, чтобы не путаться, жители называли часто друг друга по прозвищу. В деревне было, например, два Кондрашо-вых Ивана Ивановича: одного называли Прялкиным  он жил в доме № 5, а второго из-за того, что он был во время Первой Мировой войны в немецком плену, стали называть Пленным. Он жил в доме № 6.
В первом доме проживали вместе со своей теткой Кондрашовой Дарьей Николаевной сироты Тереховы: Юля, Толя, Коля и Володя. С ними жила еще и 60-летняя Яшина Татьяна, или Милениха, как звали ее в деревне.
16-летняя Кондрашова Любовь Ивановна приехала к деду, Прялкину Ивану Ивановичу, накануне трагедии. Вечером она уже собиралась вернуться обратно, но родственники уговорили ее остаться.
Трагическая случайность оборвала и жизнь Михаила, сына Ивана Ивановича Пленного. Он сражался на фронте, выходил из окружения и буквально перед расстрелом вернулся домой. Его жену Наталью и ребёнка, спрятавшихся в погребе, немцы нашли и тоже расстреляли.
По соседству с Кондрашовыми в доме № 7 проживала семья Яшиных. Одна из самых страш-ных расправ случилась с семнадцатилетней Ниной: каратели прибили ее гвоздями к воротам, обна-ружив у нее личные вещи убитого накануне немецкого солдата.
В доме № 8 шестимесячную Нину Кондрашову проткнули штыком прямо в люльке.
Об этом сообщается в рапорте командира первого отряда 156 немецкого артиллерийского полка, сохранившемся в военном архиве города Фрайбурга и представленном молодым современным немецким исследователем истории оккупации Брянщины из Германии.
24 октября 1941г. разведгруппа 3-й батареи (германской армии, оккупирующей Россию), со-стоявшая из 5 кавалеристов, возглавляемых вахмистром Йокишем, говорится в рапорте, сопровожда-ла военнопленных и была обстреляна на окраине Хацуни группой красноармейцев, выходивших из окружения. Трое были убиты.
А на рассвете 25 октября деревню окружили три группы карателей, по 60 человек в каждой, прибывшие со станции Снежетьская. Они начали обыск, в некоторых домах нашли спрятанное ору-жие и немецкие вещи.
Старший лейтенант Эйлеманн под предлогом того, что жители деревни скрывали оружие и вещи убитых немцев в своих домах, отдал приказ о расстреле. Фашисты согнали в одно место жите-лей Хацуни и соседних населённых пунктов, военнопленных, беженцев из Брянска.
Согласно немецкому отчету, было расстреляно 68 мужчин, 60 женщин и 60 детей. В толпе было много детей в возрасте от 2 до 10 лет, к которым руководитель карательного отряда решил про-явить «гуманность» и расстрелял их вместе с родителями, чтобы «не предоставлять их самим себе», - говорится в рапорте.
Опустевшая деревня позже была сожжена. Только три человека спаслись в лесу: четырнадца-тилетний Женя Кондрашов, Афанасий Ильич Акулов, Афанасий Иванович Кондрашов.
По данным, опубликованным в одной из фронтовых газет, уничтожено было 318 человек.
Немногие имена удалось восстановить за десятилетия поисковой работы. Из 318 погибших в тот трагический день установлены имена только 83 человек. На могильных плитах мемориала фами-лии жителей деревни в том порядке, как стояли их дома. Рядом  имена их родственников, приехав-ших из Брянска и соседних деревень. На могильной плите высечены строки уроженца этих мест, пи-сателя и поэта, исследователя трагической истории Хацуни, Е.Г. Кузина:
Это было… О, как это было!
Ранним утром, в тревожной тиши
Автоматная дробь разбудила
Луговую хацунскую ширь.
И гибла Хацунь на рассвете.
Как розги,  немецкая речь.
И падали замертво дети,
Никто их не смог уберечь.
Вот здесь, где стоишь ты, потомок,
Последнего вздоха тропа…
Недалеко от Хацуни на р. Рессете, где погибли воины Брянского фронта, как и по всей террито-рии области, вот уже более полувека каждое лето работают поисковые группы молодежи. Каждый год происходит перезахоронение или просто первоначальное захоронение останков воинов 50-й армии.
А Хацунь стала первой, но не единственной деревней-мученицей. На карте Брянской области около тысячи названий населенных пунктов, полностью или частично сожженных фашистами во время оккупации Брянских земель. Чаще всего такая участь постигала деревни, расположенные в лесных районах, где действовали партизаны. Было расстреляно, казнено, замучено, заживо сожжено, погибло при бомбардировках более 76 тысяч мирных граждан; свыше 163 тысячи угнано в рабство в Германию. Только в Карачевском районе, по территории которого протекает Рессета, расположена Хацунь, были сожжены все населѐнные пункты, а это 149 поселений.
На территории Брянщины с началом оккупации была развѐрнута целая сеть концентрацион-ных лагерей. Первоначально в них попадали пленѐнные бойцы и командиры красной армии. В даль-нейшем в эти лагеря стало сгоняться и мирное население. Всего в 1941  1943 годах на территории нынешней Брянской области было создано 22 лагеря для советских военнопленных. Только в лагере №142, что в посёлке Урицкий (ныне  Володарский район города Брянска) немецко-фашистские за-хватчики уничтожили более 40 тысяч военнопленных и мирных граждан. А всего на территории со-временного Брянска было 7 концлагерей.
Почти два года Брянщина была оккупирована. Во второй половине августа 1943 года вся тер-ритория Карачевского района была освобождена Брянским фронтом. Эта свобода была оплачена жизнями 287-и советских солдат.
В память погибших жителей Хацуни сооружен первый в России музейный мемориальный комплекс, посвященный российским деревням, уничтоженным в годы Великой Отечественной войны фашистскими захватчиками. В память о них и воинах здесь возведена часовня. По фасаду здания музея устремляются в небо силуэты журавлей. Поминальный звон колоколов не дает забыть боль-шую и малые трагедии 1941года. По шатровому верху часовни стекают золотые слезы  символ веч-ной скорби о погибших.