Страницадоктор

О детском докторе Людмиле Нацкой. Брянск.

Я (Ю. Фаев), брал интервью у Людмилы Исидоровны Нац­кой (1892—2004) в канун ее столетия. Да, да именно так!

Дочь брянского фельдшера Приступлюка, очень авторитетного фельдшера в Брянске в начале XX века, Л юдочка была старшей в большой и небогатой семье. Она хорошо помнила знаменитую в Брянске демонстрацию 1905 года, казаков, раненых. Их по­том везли на колясках к отцу на перевязки.

В женской гимназии Люда училась на казенном коште, закончила с золотой медалью и единствен­ная из класса отправилась учиться дальше в Москву на Высшие женские медицинские курсы. Диплом о высшем образовании получила уже после рево­люции в 1918 году, вернулась в Брянск. В начале 20-х врач Нацкая варила в своей убогой больничке- бараке кулеш и возила на вокзал, кормила голо­дающих. В 30-е годы в очередной голод подобрала на вокзале брошенную, умирающую девочку. При­везла домой, отмыла, накормила, и девочка в доме Нацких жила до тех пор, пока ее старший брат не разыскал и не забрал. Именно Нацкая начала соз­давать в Брянске первые детские медицинские учреждения — ранее таковых не было. В 1934 году организовала общество детских врачей. В войну работала в госпиталях. Награждена высшим орденом Советского государства — орденом Ленина, заслу­женный врач России, Почетный гражданин города Брянска.

Всегда сдержанная, подтянутая. Коллеги-врачи говорили мне, что не помнят, чтобы Людмила Иси­доровна когда-то на кого-то повысила голос. Док­тор Дубинина: «Необыкновенная энергичность. Деликатность. Честность». Доктор Блинчевская: «Я приехала в Брянск в 50-е годы и сразу услышала: «Нацкая! Нацкая!» Авторитет у нее был огромный». Доктор Матульская: «Нацкая — образец той старой интеллигенции, которой больше нет».

Пенсионер Луканов вспоминал, как заболел вос­палением легких, и его, беспризорника, подобрали на улице, спасли от неминуемой смерти и потом долго не выписывали из больницы, чтобы хоть не­много окреп и на улице не пропал. В 1928 году зимой в больницу к Нацкой попал мой папа, тогда вось­милетний мальчик. Он рассказывал, как их каждый день тепло одевали, выводили во двор и барак про­ветривали. Папу моего вылечили, и он до старости больше в больницах не бывал.

Для доктора Нацкой не было выходных. Житель­ница Брянска Казулина вспоминала, как к ним на дом Нацкая пришла 1 Мая в 7 утра. Поставила ре­бенку диагноз «дифтерит», забрала в больницу и спасла. Она помнила наизусть имена и фамилии сотен своих детей и их мам.

Вместе с ней в Брянске работал такой знамени­тый врач Тейф. Без рентгена — его просто не было —со стопроцентной точностью Тейф выявлял легоч­ных больных. Доктор Нацкая, по признанию всех, была вне всяких разрядов, она была человеком из другого времени.

Всю жизнь Нацкая прожила в доме, который еще в начале 20-х построил ее муж. Людмила Исидо­ровна успешно руководила детским отделением об­ластной больницы и в 80 лет. Формально ее рабочий день заканчивался в 13-00. Но уходила она только приняв всех мамаш с детьми, что были в коридоре, у ее кабинета.

С 40 лет Нацкая считалась инвалидом из-за язвы желудка. Опровергая все диеты, десятилетиями пи­талась только рисом и рыбой. Ни молока, ни фрук­тов, ни мяса.

Конечно, во многом залог ее долголетия — уди­вительные гены, ее сестры и братья — тоже долго­жители. И все же главное, по мнению Людмилы Исидоровны, — это неустанная, прекрасная работа, которая и определяет весь смысл жизни и в прямом смысле помогает жить.

Старое, знаете, воспитание.

Развитии детского здравоохранения на Брянщине