Страница1894

Брянское городское училище. 1894 год.

Если народные школы далеко еще не стоят на высоте своего призвания в смысле пригодных руководств, учебных пособий, метода преподавания для более легкой передачи знаний ученикам, то тем более воспитательная часть заставляет желать многого не только в народных училищах, но и в средних учебных заведениях. Если в учащихся не бывает вывихов рук, ног, и т. п., то это еще не служит доказательством, что в училище все обстоит благополучно: воровство, ложь, обман и прочие нравственный язвы заслуживают внимания не менее, чем нанесение физического вреда здоровью. Дабы сделать что-либо полезное в этой почти нетронутой воспитательной области в городских училищах, для этого нужно пригласить особое лицо, которое отличалось бы особой чуткостью натуры, любовью к детям, наблюдательностью и психологическим тактом. Воспитатель должен знать каждого ученика не только с его внутренней, субъективной, но и внешней стороны, должен знать ту среду и те условия, при которых формировался характер ученика, и тогда только педагогические меры взыскания могут воздействовать на исправление предосудительных поступков учащихся. Хотя в городских училищах, как и в брянском, и есть дежурные преподаватели, которые следить за поведением ученика во внеурочное время, но они далеко но могут заменить воспитателя-надзирателя: при сложном, нервном учительском труде немыслимо требовать от преподавателя неотступного присутствия с учениками на уроках и в рекреационной зале впродолжение пяти часов подряд. После часового урока учитель также как и ученик нуждаются в отдыхе. В данном случае получается такая дилемма: или ученики должны быть предоставлены часть времени самим себе, или преподаватель к концу занятий настолько будет утомлен, что последний урок его выйдет уже не так удовлетворителен. Положение дежурного преподавателя напоминает нам затруднение сказочного рыцаря, читавшего на распутье дорог зловещие изречения: поедешь направо самого убьют, поедешь налево — коня потеряешь... Чтобы выйти из такого заколдованного круга относительно воспитательной стороны в городских училищах, для этого, повторяем, имеется настоятельная нужда в приглашении воспитателем особого лица, за особое вознаграждение. Каждое городское училище взимает плату с учеников (брянское, наприм., 7 рублей в год при 250 учащихся), и каждое городское училище имеет полнейшую возможность ассигновать 300 рублей в год на жалованье воспитателю. За такое вознаграждение согласятся быть надзирателями учителя, окончившие курс в учительских семинариях и состоящие на службе в сельских училищах нередко за 15 рублей в месяц. Между тем учительская семинария настолько дает образовательного ценза и педагогической подготовки, что окончившие в ней курс имеют право быть надзирателями в гимназии. Надзиратель городского училища должен пользоваться правами государственной службы. Надзиратель необходим каждому городскому училищу вообще, а брянскому, при многочисленности учащихся – в особенности. Прежде в брянском городском училище преподавание рисования с черчением велось учителем наряду с другими предметами, но два года тому назад, в виду практической важности этих предметов, для занятий был приглашен специалист, воспитанник Строгановского училища. Пробывши здесь один только год, учитель искусств перешел на службу в городское училище киевского округа. Побудительною причиною к переходу послужило то, что здесь служба вольнонаемная, в киевском же округе государственная. На место выбывшего, для занятия черчением и рисованием приглашен был инженер-технолог, преподаватель брянского технического училища, а через три месяца прислан из округа художник из школы живописи и ваяния, который также как и воспитанник Строгановского училища при первом удобном случае перейдет на службу в другое учебное заведение, дающее права государственной службы. Такая частая перемена служащих не может не отразиться на успехе учащихся, и дабы избегнуть этого, нужно ходатайствовать, чтобы преподавателям искусств в городских училищах даны были права государственной службы, каковыми пользуются в нашем московском округе учителя рисования в уездных училищах. Тем более это заслуживает внимания, что приведенный факт не единичный в Орловской губернии. К числу дополнительных  предметов в брянском городском училище относится и немецкий язык, но с октября и до сего времени, за смертью учителя, язык этот не преподается, чем воспитанники поставлены в большое затруднение, особенно те из них, которые по окончании курса готовились к поступлению в реальное училище.

Брянский Вестник 1894 год