Страница1894

Брянское городское училище. 1894 год.

Если народные школы далеко еще не стоят на высоте своего призвания в смысле пригодных руководств, учебных пособий, метода преподавания для более легкой передачи знаний ученикам, то тем более воспитательная часть заставляет желать многого не только в народных училищах, но и в средних учебных заведениях. Если в учащихся не бывает вывихов рук, ног, и т. п., то это еще не служит доказательством, что в училище все обстоит благополучно: воровство, ложь, обман и прочие нравственный язвы заслуживают внимания не менее, чем нанесение физического вреда здоровью. Дабы сделать что-либо полезное в этой почти нетронутой воспитательной области в городских училищах, для этого нужно пригласить особое лицо, которое отличалось бы особой чуткостью натуры, любовью к детям, наблюдательностью и психологическим тактом. Воспитатель должен знать каждого ученика не только с его внутренней, субъективной, но и внешней стороны, должен знать ту среду и те условия, при которых формировался характер ученика, и тогда только педагогические меры взыскания могут воздействовать на исправление предосудительных поступков учащихся. Хотя в городских училищах, как и в брянском, и есть дежурные преподаватели, которые следить за поведением ученика во внеурочное время, но они далеко но могут заменить воспитателя-надзирателя: при сложном, нервном учительском труде немыслимо требовать от преподавателя неотступного присутствия с учениками на уроках и в рекреационной зале впродолжение пяти часов подряд. После часового урока учитель также как и ученик нуждаются в отдыхе. В данном случае получается такая дилемма: или ученики должны быть предоставлены часть времени самим себе, или преподаватель к концу занятий настолько будет утомлен, что последний урок его выйдет уже не так удовлетворителен. Положение дежурного преподавателя напоминает нам затруднение сказочного рыцаря, читавшего на распутье дорог зловещие изречения: поедешь направо самого убьют, поедешь налево — коня потеряешь... Чтобы выйти из такого заколдованного круга относительно воспитательной стороны в городских училищах, для этого, повторяем, имеется настоятельная нужда в приглашении воспитателем особого лица, за особое вознаграждение. Каждое городское училище взимает плату с учеников (брянское, наприм., 7 рублей в год при 250 учащихся), и каждое городское училище имеет полнейшую возможность ассигновать 300 рублей в год на жалованье воспитателю. За такое вознаграждение согласятся быть надзирателями учителя, окончившие курс в учительских семинариях и состоящие на службе в сельских училищах нередко за 15 рублей в месяц. Между тем учительская семинария настолько дает образовательного ценза и педагогической подготовки, что окончившие в ней курс имеют право быть надзирателями в гимназии. Надзиратель городского училища должен пользоваться правами государственной службы. Надзиратель необходим каждому городскому училищу вообще, а брянскому, при многочисленности учащихся – в особенности. Прежде в брянском городском училище преподавание рисования с черчением велось учителем наряду с другими предметами, но два года тому назад, в виду практической важности этих предметов, для занятий был приглашен специалист, воспитанник Строгановского училища. Пробывши здесь один только год, учитель искусств перешел на службу в городское училище киевского округа. Побудительною причиною к переходу послужило то, что здесь служба вольнонаемная, в киевском же округе государственная. На место выбывшего, для занятия черчением и рисованием приглашен был инженер-технолог, преподаватель брянского технического училища, а через три месяца прислан из округа художник из школы живописи и ваяния, который также как и воспитанник Строгановского училища при первом удобном случае перейдет на службу в другое учебное заведение, дающее права государственной службы. Такая частая перемена служащих не может не отразиться на успехе учащихся, и дабы избегнуть этого, нужно ходатайствовать, чтобы преподавателям искусств в городских училищах даны были права государственной службы, каковыми пользуются в нашем московском округе учителя рисования в уездных училищах. Тем более это заслуживает внимания, что приведенный факт не единичный в Орловской губернии. К числу дополнительных  предметов в брянском городском училище относится и немецкий язык, но с октября и до сего времени, за смертью учителя, язык этот не преподается, чем воспитанники поставлены в большое затруднение, особенно те из них, которые по окончании курса готовились к поступлению в реальное училище.

Брянский Вестник 1894 год

 

Брянское низшее механико-техническое училище, 1890 год.

Брянское низшее механико-техническое училище открыто с 1го июля 1890 года в составе одного класса. В настоящее время оно в полном составе трех классов, с годовым курсом в каждом, согласно § 2 устава низших технических училищ, утвержденного  Министром Народного Просвещения 27 сентября 1889 года. В виде отступления от сего устава — допускать к приему в первый класс брянского механико-технического училища учеников в возрасте до 17ти лет в отчетном году было принято 18 лиц старше 15ти-летняго возраста. Кроме сего, вследствие ходатайства педагогического совета училища разрешено принять в число учеников 1го класса троих, кончивших курс в городских училищах и в двухклассном сельском училище Министерства Народного Просвещения имеющих 18 лет от роду каждый.

При прохождении курса преподаваемых в училище предметов, преподаватели руководствовались программами, составленными на основании примерных программ, изложенных в трудах бывшей при Министерстве Народного Просвещения особой комиссии по устройству промышленных училищ.

В библиотеке училища книг, приобретенных с открытия заведения, к 1 января 1894 года состоят: в фундаментальной библиотеке — 211 названий в 251 томе, в ученической библиотеке — 23 названия, в 36 книгах. За весьма малым исключением, книги эти специально-технические, или могущие служить пособием при преподавании тех или других предметов, например: физики, механики, технологии, устройства машин, химии и других. Кроме того, предложением попечителя московского учебного округа вследствие распоряжения Министра Народного Просвещения, училищу передана библиотека упраздненной брянской прогимназии, состоящая из 1.541 названия, в 4.077 томах, на сумму 12.230 рублей, за исключением сочинений по древним языкам, а также и тех книг, которые более полезны классическим гимназиям. В воспоследование сего ограничения, предложением попечителя московского учебного округа разрешено передать ярославской гимназии все книги по новым языкам, за исключением словарей, все книги по классическим языкам и все книги по истории, географии и путешествиям. Так как в отчетном году некоторые книги ярославскою гимназиею приняты не были, то пока нельзя определить, сколько названий и томов и на какую именно сумму переходит в собственность брянского технического училища.

Физический кабинет училища достаточно полон, хотя желательно приобретение измерительных приборов по отделу электричества и других. Помещение сего кабинета во всех отношениях удобно.

Механический кабинет при училище был сформирован в отчетном году, и основанием его послужило 14 моделей, приобретенных на средства училища. Большим подспорьем при начале сформирования этого кабинета послужила в отчетном году передача техническому училищу учебных пособий из орловского, калужского, и в особенности из тульского реальных училищ, за упразднением в них механико-технических отделений, богатые коллекции которых дают возможность считать механический кабинет технического училища в настоящее время почти сформированным. Пособия эти, в числе которых находятся весьма ценные по своему значению, позволят поставить в будущем преподавание курса устройства машин более серьезно и целесообразно в смысле наглядности.

Содержание училища без пансиона обошлось в 29.311 р. 83 к. Среднее число учащихся 65,5. Стоимость годичного обучения одного ученика 447 р. 50 к. В сумму 29.311 р. 83 к., израсходованную на содержание училища, входят расходы по приспособление приобретенных для училища домов, в количестве 9.454р. 58 к., и стоимость приобретения для мастерских парового котла и литья паровой шестисильной машины, вследствие этого годичная стоимость обучения одного ученика довольно высока, но в общем, в сравнении  с прошлогодней, она значительно уменьшилась и еще значительно уменьшится, когда вообще закончится устройство училища. Не считая суммы 9.454 р. 58 к., затраченной на приспособление домов и приобретение предметов оборудовани мастерской на сумму 1.389 р. 36 к., израсходовано 18.467 р. 89 к., и стоимость годичного обучения ученика составит — 281 р. 95 к.

Училище с 20 августа 1892 года помещается в казенном, специально приобретенном и приспособленном для нужд училища доме. Помещение состоит из двух каменных зданий, одного деревянного и двух каменных флигелей, со всеми необходимыми надворными постройками.

В отчетном (1893) году в брянском низшем механико-техническом училище был первый выпуск учеников, окончивших курс. Из 8 учеников, окончивших курс, 1 занимается дома ведением дел по принадлежащему его семейству кожевенному заводу, 1 получил место помощника машиниста 3го разряда на юго-западной железной дороге, 6 получили занятия на брянском Рельсопрокатном заводе; из последних 2 работают в механической мастерской, в медницкой, 2 в чертежной и 1 служит при приеме материалов. Вознаграждение за свой труд, окончившие курс получили в количестве от 25 до 40 рублей в месяц.

Опускаем множество мелких частных подробностей отчета, в сущности весьма интересных и свидетельствующих об успехах внутренней жизни училища.

Затем на кафедру взошел преподаватель Н. В. Бибиков и прочел речь о необходимости тесной связи между профессиональными школами и промышленными учреждениями. Помещаем эту речь вполне.

Милостивые Государыни и Милостивые Государи!

«Кто из вас, желая приобрести металлические изделия лучшего качества — будь то предметы специального назначения, или же вещи для обыденного домашнего обихода — не старался купить таковых обыкновенно английской работы? Кто не восхищался изяществом, легкостью и красотою отделки французской мебели? Далеко ли то время когда мы, русские, без немца не могли собрать самой простой машины и обыкновенно удивлялись хитрости и замысловатости немецкой «штуки!»

И, действительно, вещи иностранного производства поражают нас красотою рисунка и изяществом форм. Наши близкие и дальние соседи щеголяют совершенством своих технических производств.

Конечно, мы сравнительно недавно начали свою техническую деятельность, но не в этом одном только кроется причина превосходства над нами иностранцев.

Там вы почти не встретите совершенно безграмотного рабочего. Масса профессиональных школ различного типа и по различным отраслям техники, школ не только для детей, но и для взрослых — есть самая важная и существенная причина, благодаря которой иностранец превосходит нас в деле обработки материалов и изготовлении из них всевозможного рода предметов.

Тамошний рабочий воспитан на хороших образцах и в школе и в жизни, и настолько развит, что в состоянии следить за технической литературой, специально для него даже издаваемой.

У нас же все это пока еще находится в зачаточном состоянии. Правда, лиц с высшим техническим образованием у нас есть порядочно; многие весьма успешно конкурируют с заграничными их собратьями и заявили себя весьма солидно как в технической литературе, так и в практике, в различного рода сооружениях и изобретениях; а лиц с меньшим теоретическим образованием, но вполне опытных и искусных исполнителей, достаточно развитых и практически знакомых с техническим делом мастеров, подмастерьев, монтеров и рабочих — у нас, к сожалению, еще очень мало. А в них-то и заключается вся суть и ими-то так и богаты иностранцы.

Непосредственно соприкасаясь с рабочими на заводах ли, фабриках, или на небольших частных промышленных предприятиях, сами ли открывая свои собственные мастерские, эти люди всегда принесут известную долю пользы технике, исправляя устарелые и невыгодные приемы в обработке вещей и заменяя их новыми, простыми и наиболее целесообразными. Будучи знакомы с начертательными искусствами и следя за новостями в технике, они, сами развивая свой вкус, постараются внести его и в изготовляемые предметы как ими лично, так и руководимыми ими рабочими.

Но спрашивается теперь: как, каким образом и какими способами можно достигнуть того, что и у нас увеличится число лиц с подобными техническими знаниями, с хорошим вкусом, с уменьем работать как самим лично, так и указывать, помогать и учить других? Откуда взять таких, если и не новых, то во всяком случае весьма желательных и весьма полезных людей?

На это, нам кажется, может быть, один только ответ: нужно учить! Но где и как?

Открытие вечерних и воскресных классов для взрослых рабочих и устройство разного рода музеев в промышленных городах и округах принесло бы, при правильной постановке дела, некоторую долю пользы уже и в настоящее время, так как подняло бы хотя отчасти незначительный уровень знаний в нашем рабочем, развило бы немного его неособенно прихотливый вкус, а лучшие и более способные из этой среды могли бы выйти искусными и умелыми руководителями, способными влиять на своих сотоварищей, и тем способствовать лучшему процветанию нашей промышленности. Все это было бы очень хорошо, но, к сожалению, большая часть нашего рабочего люда к школе специальной не привыкла, она в нее не верит.

Наш рабочий воспитан в старых традициях. Он с большим недоверием относится ко всякому нововведению, отвергает ого, а если и начинает ему следовать, то после долгого и упорного с его стороны сопротивления.

Перевоспитать таким образом нашего рабочего извне — ни у кого, пожалуй, не хватит ни сил, ни способностей, и вот почему все наше внимание должно быть сосредоточено на юном поколении, а для этого нужно как можно больше хорошо обставленных профессиональных школ различного типа и по различным отраслям техники. Было бы очень желательно, чтобы каждый юноша, поступая в промышленное заведение, непременно окончил школу подходящего к данному делу типа.

Получив теоретическое и практическое знакомство с изучаемым ремеслом и начертательными искусствами и поступив в промышленное заведение для дальнейшего  своего совершенствования, такой юноша не оставит втуне своих теоретических знаний, а посещая вечерние и воскресные классы и музеи, будет стараться следить за движением техники, и живя среди рабочих будет и сам учиться и им передавать свои знания.

Говоря о том, что у нас нет знающих мастеров, монтеров и рабочих, мы прибавили слово «почти», имея ввиду что таковые у нас начинают появляться, благодаря разного рода техническим и ремесленным школам, каковых к началу 1890 года существовало около ста учреждений, питомцы которых вступили уже в исполнение своих жизненных задач.

Но на долю этих первых пионеров своего дела выпала тяжелая задача проложить путь и завоевать подходящее для себя положение.

К ним предъявлялись громадные требования. Многие, не только не познакомившись с их познаниями и работами, а совершенно не зная и не видя их, говорили и писали о неумелости, непригодности и даже вреде подобного рода молодых людей. Другие наоборот предполагали, что школы могут приготовить для них идеальных ремесленников, чуть ли не по всем отраслям техники. Так, ученика, кончившего курс в одном из ремесленных училищ по кузнечному ремеслу и взятого в экономию для ремонта сельскохозяйственных машин, заставляли починять дорогую мебель с инкрустациями, и были очень удивлены и сильно негодовали, когда тот отказался исполнить таковую работу, ссылаясь на незнание мебельного дела.

Тяжелы были первые дни практической жизни этих молодых людей. При поступлении в мастерские, всякий предполагал что у них есть особая протекция, и поэтому рабочие и низшее начальство встречало их весьма несочувственно. Первые с недоверием отнеслись к знанию этих молодых людей, приобретенному не в их среде, а в школе, и начали было смотреть на них как на белоручек, только понапрасну отбивающих от них кусок хлеба; вторые же видели в них сильных конкурентов, с успехом могущих впоследствии занять их должности, и поэтому старались всеми способами не давать им хода.

Сколько невнятностей и незаслуженных насмешек выпало на долю этих юношей! Более слабые и действительные белоручки не выдерживали и меняли свою профессию на более легкую; большинство же продолжало заниматься своим делом, и обыкновенно не проходило нескольких месяцев, как у рабочих взгляды менялись и начиналось самое задушевное взаимное обучение друг друга.

Хотя в настоящее время лица, непосредственно заведующие техническою частью, хозяева и люди заменявшее их, чувствуют необходимость в увеличении интеллигентных рабочих, но далеко еще не все проникнулись этим убеждением, и не сознали, что благодаря индифферентному с их стороны отношению к делу, очень трудно достигнуть желаемых результатов.

Никому конечно не придет в голову требовать от хозяев только что кончившему ученику промышленной школы сейчас же назначать большое вознаграждение за его труд, но во всяком случае такого человека нельзя сравнивать с лицом поступающим в ученье. Ему, правда, не недостает навыка в работе; но, будучи поставлен к определенному делу, он быстро освоится с ним, специализируется, разовьет в известном направлении свои руки и сделается искусным рабочим, даже и в том смысле, в каком многие привыкли считать искусником лишь того, кто быстро и точно исполняет определенную работу, но притом чисто механически.

Людей, которые бы ясно сознавали процесс производства, умели бы ориентироваться в каждом данном случае, знали бы к чему какая часть и какая степень точности обработки требуется при ее изготовлении — еще очень мало, и вот их-то и стараются приготовить разные технические и ремесленные училища, прося с своей стороны содействия у лиц,  стоящих во главе заводского, фабричного и вообще всякого рода промышленного продприятия.

Только при полном сочувствии и содействии этих лиц к питомцам промышленных училищ, при участии к ним в дальнейшей их практической жизни, можно достигнуть быстрых и солидных результатов.

Быть может без небольших материальных жертв тут не обойдется, но за то в недалеком будущем все эти затраты возвратятся сторицею, и мы не будем удивляться и приходить в восторг от всего иностранного, имея все свое, русское, прочное, хорошего качества, изящного рисунка и искусного изготовления».

Прекрасная дикция, ясное и отчетливое изложение — все это вместе произвело 6логоприятное впечатление на присутствовавших, и оратор был покрыт громкими рукоплесканиями.

Персонал преподавателей механико-технического училища почти весь состоит из лиц, получивших высшее образование. Почетным попечителем заведения с 1891 года состоит брянский городской голова, деятельность которого по заслугам оценена была в минувшем году Министром Народного Просвещения. Вот письмо его сиятельства к В. И. Сафонову:

«Милостивый Государь, Василий Иванович.

Весною текущего года мною был командирован во внутренние губернии Империи член совета Министра Народного Просвещения действительный статский советник Анопов для обзора технических учебных заведений и для выяснения некоторых вопросов об открытии, сообразно местным потребностям, новых промышленных училищ.

Возвратившись из означенной командировки, действительный статский советник Анопов засвидетельствовал мне, что успешному выполнению возложенного на него поручения он во многих отношениях обязан был предупредительности вашей к нему, облегчившей для него исполнение его задачи.

Принося вам, милостивый государь, искреннейшую мою благодарность за ваше содействие в развитии в нашем отечестве промышленного образования, каковое содействие наиболее ощутительным образом отражается на брянском техническом училище, коего вы изволите состоять почетным попечителем, пользуюсь случаем  просить вас принять уверение в совершенном почтении и преданности.

Граф Делянов».

Акт кончился исполнением воспитанниками народного гимна, после чего публике предложено было осмотреть работы учеников по изготовлению ими различных моделей и чертежей практического рисования. Оба рода этих работ исполнены учащимися прекрасно, можно сказать артистически, и делают честь преподавателям. Тут же из числа выставленных изделий некоторые охотно раскупались публикой. Цены на все назначены были самые дешевые. В заключение радушным и любезным хозяином заведения, почтенным А. П. Докторовым, по русскому обычаю предложена была гостям хлеб-соль.

Кроме почетных лиц города, акт в техническом училище привлек многочисленную публику, и по общему отзыву — убранство здания как извне, так и внутри было превосходно. Помимо флагов, национального и государственного, искусно перевитых между собою, зал декорирован был живыми цветами, было много зелени, а на стене против портрета Государя Императора из букетов составлены были инициалы училища: Б. М.-Т. У.

Отчета с благодарностью упоминает на своих страницах о посещении в минувшем году училища лицами, интересующимися делом технического образования. С удовольствием можем констатировать, что и теперь общество отнеслось сочувственно к рассаднику специального образования, и кто знает — с течением времени, быть может,  вместо Ридеров, Корлисов, Жонвалей, Понсле, и проч., и проч., мы будем читать имена Беляевых, Ивановых, Петровых... Будем наедятся, что техническое образование, столь необходимое в нашем крае, нуждающемся в своих хороших и дельных мастерах-работниках, не остановится у нас на теперешней программе, а получит все большее и большее развитие, по крайней мере настолько, чтобы в существенных случаях нам можно было обходиться, наконец, без помощи иностранца.

Брянский Вестник 1894 год