Страница1786

1786 год. Императрица Екатерина на Брянщине.

Едет! Она едет!

В 1783 году Крым присоединили к России. Им­ператрица Екатерина решила там обязательно по­бывать, она вообще была женщина любопытная. Три года спустя, весной 1786 года она объявила о решении: «Едем!» И полетели нарочные по городам и весям.

От этой поездки осталось выражение «потем­кинские деревни», сообщенное в мемуарах одним иностранцем. Будто фаворит Екатерины Потемкин по всей линии маршрута настроил фальшивых де­ревень, где ряженые селяне изображали счастли­вую, богатую жизнь, которой в действительности и не было. По поводу фальшивых деревень историки сегодня спорят, но к встрече, понятно, серьезно го­товились.

Часть маршрута прошла по юго-западным районам Брянской области, а тогда — Новгород- Северского наместничества. Губернатор собрал представителей одиннадцати уездов. Для организа­ции встречи было решено собрать с каждой души по 5 копеек, но этих денег не хватило, и тогда реши­ли собрать еще по 2. По линии маршрута ремонти­ровали дороги, починяли мосты длиною более трех саженей (шести метров), для освещения каждые тридцать сажен были поставлены смоляные бочки, на местах торжественного въезда в города возве­ли деревянные триумфальные арки. Были заранее определены несколько лучших дворянских усадеб для приема императрицы со свитой и молодые дво­ряне — для сопровождения царского поезда.

Это был именно поезд (слово-то старинное), только на санях и колесах. Более двухсот экипажей, включая четырнадцать зимних, размером с нынеш­ний грузовик, карет. Да еще сто шестьдесят саней с кибитками. На станах для перемены лошадей держали не менее 550 голов разом, огромный та­бун. Сама Екатерина ехала в шестиместной карете- возке. Распорядок был строгий: подъем в шесть утра, в девять отъезд и движение до двух часов дня, затем обед и новый перезд до семи вечера. И так — несколько недель.

Встречали на Брянщине императрицу восторжен­но. Примерно так потом встречали только космо­навта Гагарина. Добрая императрица для брянских обывателей была тем же явлением космического порядка. Она ведь хоть и говорила по-русски с не­мецким акцентом, писала с ошибками, но была необыкновенно умна. Даже ее любвеобильность имела патриотическую составляющую: все фаво­риты были русскими или украинцами, красавцы - молодцы, верные помощники. Екатерина точно знала, какой должна быть в глазах подданных вели­кая государыня. И таковой являлась перед поддан­ными — величавой, милостивой, щедрой. Только на подарки в поездку она захватила с собой более двухсот тысяч рублей — колоссальные для той поры деньги.

Окрестные жители собирались у дороги, чтобы только увидеть необыкновенный царский поезд. В селе Нижнее в имении Стародубского уездного предводителя Миклашевского она обедала за сто­лом из двадцати трех кувертов. В Стародубе, поми­мо чиновничества и дворянства, ее горячо встречали цеховые мастера (у каждого ремесла — своя особен­ная одежда) с цехами — знаменами своих объеди­нений. Тогда это все еще было. Императрица, всех приветствуя, прошла по городу пешком. Ее угоща­ли в доме стародубского богача Ширяя. За столом говорили об истории, значении и успехах в торгов­ле славного города Стародуба, и тут же по заранее согласованному списку императрица оделяла отли­чившихся личными подарками. Например, город­ничим и исправникам предназначались драгоцен­ные табакерки, золотые часы и перстни стоимостью не ниже 180 рублей. А в слободе Зыбкая (ныне Новозыбков), где встречи не планировалось, жители- старообрядцы с женами и детьми сами остановили поезд и поднесли государыне хлеб-соль.