Страница10

1910 год. Бежица. Школа, училище, гимназия.

(из воспоминаний уроженки Бежицы  Кузнецовой - Будановой)

КАМЕННАЯ ШКОЛА

Заводская начальная школа, прозванная в народе Каменной школой. Не сохранилась, ныне на этом месте разбит сквер им. А. А. Морозова

Занятия начинались  по всем школам молебном. И вот стала я ходить в школу, ходила после обеда кучи- тельнице Ольге Ивановне Воскресенской. Наш класс состоял из вновь принятых, хорошо подготовленных девочек В классе нас было человек сорок — пятьдесят. В большинстве девочки были куда бойчее и смелее меня. Как только нам указали нашу классную комнату, почти все девочки бросились занимать первые ряды парт. Класс был большой, высокий, с большими окнами. Парты сто­яли в нём рядами, одна за другой. Семь парт составляли ряд. Всего в классе было три ряда. Между рядами был до­вольно узкий проход. За каждой партой сидело по три ученицы. Я, как более застенчивая и пугливая, очутилась за задней партой, только там, среди незнакомых мне де­вочек, было ещё свободное место. Мои соседки по парте оказались такими же тихими и послушными девочками, как и я, и мы вскоре сблизились.

Наша учительница — Ольга Ивановна Воскресен­ская — была не местная жительница, она приехала в Бе- жицу, кажется, из Москвы. Приехала-то она ненадолго, да так и задержалась в Каменной школе; в Москве же она была в университете. Муж её — Николай Иванович Вос­кресенский — был старшим учителем Каменной шко­лы. Ольге Ивановне было лет за тридцать, держалась она с нами строго и сухо. Она не кричала на нас, но поче­му-то все её боялись и в сс присутствии вели себя ТИХО.

С утра Ольга Ивановна занималась с нами чтением, грамматикой и арифметикой, а затем чистописанием и списыванием из книг или грамматическими упражне­ниями. Так потекли школьные дни. Я быстро освоилась со школой, привыкла к ней и перезнакомилась с одно­классницами.

МИНИСТЕРСКОЕ УЧИЛИЩЕ

Женская гимназия при Брянском заводе. Фото времён Первой мировой войны. Над входом вывешен флаг Красного Креста, поскольку в здании находился лазарет Всероссийского Земского союза. Ныне старый корпус БГТУ по ул. Институтской, 16

В Бежице находилась женская гимназия, но там была высокая плата за право учения, что было не по силам родителям многих девочек. Почти все мои подруги, которые хотели учиться дальше после окончания на­чальной школы, решили пойти учиться в двухклассное Министерское училище, где занятия были бесплатные, а программа большая: по некоторым предметам даже больше программы четвёртого класса гимназии, по другим — меньше. Во всяком случае можно было рас­считывать по окончании этого двухклассного училища поступить сразу в четвёртый класс гимназии, подгото­вив некоторые предметы до гимназических требований. Решила поступить в Министерское училище и я, чтобы через два года попытаться попасть во «святая святых», каковой мне представлялась тогда гимназия.

Молебен 16 августа показал, что в Министерском училище более строгий порядок, чем в начальной шко­ле: все ученики собраны в зал. Священник начинает мо­лебствие. Мы все — ученики и учителя — громко поём «Царю Небесный!» После молебна директор училища Владимир Михайлович объявляет начало учебного года.

И вот начала я знакомство с новой школой. Всё здесь мне ново: и помещение, и порядок, и учителя, и пред­меты. Училище это находилось на одной из окраин Бе- жицы. На большом участке вокруг него было много ста­рых деревьев, целая роща, остатки бывшего тут когда-то леса. Деревья росли совсем близко к дому. В этом саду мы гуляли на переменах. Само помещение деревянное и не такое большое, как Каменная школа. Коридоров не было: классы выходили прямо в зал. Классы — малень­кие, тесные и даже темноватые из-за деревьев, окружав­ших дом. Обучение было смешанное: и мальчики, и де­вочки сидели вместе, этого не было в Каменной школе.

Что меня поразило с самого начала, так это ежед­невная общая молитва в зале перед началом занятий. Все — и ученики, и учителя — пели сначала «Царю Не­бесный», а потом ученики по очереди читали молитву перед большой иконой, которая стояла в углу зала. Пе­ние «Царю Небесный» звучало очень мощно и громко. После молитвы все расходились по классам.

Высшая начальная школа Министерства народного просвещения (министерское училище)

ГИМНАЗИЯ

Как-то незадолго перед Рождеством пришёл отец с за­вода насупленный, сердитый и невнятно пробормотал мне:

  • Захотела учиться в гимназии, а теперь вот с меня вычитают так много денег при получке! А жить-то, на что будем?!

Мне сразу стало горько. Конечно, учиться в гимназии было очень интересно, и я училась хорошо, показывала отцу свои хорошие отметки. Но отца они не радовали, и, как мне казалось, они его не интересовали, он был как- то равнодушен к ним. Тогда я решила пойти сразу к Влади­миру Михайловичу в Министерское училище посовето­ваться, как мне быть дальше. За право учения в гимназии брали шестьдесят пять рублей в год, а отец мой получал тридцать пять рублей в месяц.

Владимир Михайлович посоветовал мне подать про­шение в Благотворительное общество о внесении за меня платы за учение в гимназии. Я, не медля, сделала это, и меня освободили от платы. Дело в том", что Владимир Михай­лович, как я потом узнала, был членом и секретарём Бла­готворительного общества. Он видел, как мне хотелось учиться дальше, вот он и помог мне! С этих пор я заранее каждые полгода подавала прошение в Благотворительное общество, и меня всегда освобождали от платы. Конечно, меня всякий раз волновал вопрос, освободят ли и на сле­дующие полгода, или нет?

Поэтому, кроме прилежного повторения всего курса, я раненько утром в день каждого экзамена шла в церковь, там молилась Богу и ставила свечку чаще всего Николаю Угоднику, прося его помочь мне хорошо сдать экзамен. В зависимости от трудности предмета я ставила свечку то за три копейки, то за пять, а то и за десять копе­ек Из церкви шла я прямо на экзамен и очень хорошо его сдавала. Четвёртый класс я закончила с наградой первой степени за отличные успехи, то есть с похвальным листом и книгой-подарком. Похвальные листы всегда приурочи­вались к какохму-либо юбилею — Пушкина, Лермонтова и т.д. На них были нарисованы картины из произведе­ний юбиляра. Раздавались награды на «акте», то есть на торжественном собрании, на котором присутствовали все гимназистки и все преподаватели, а также знатные гости и некоторые родители.

Ученики бежицких гимназий и школ навстрече Государя Императора Николая Александровича 20 апреля 1915 г. Фото придворной фирмы «К Е. фон Ган и Ко»